A+ A A-

Интервью с Антоном и Инной (2007)

При личной встрече они оказались вполне земными, взрослыми, разумно мыслящими людьми, которые, однако, не утратили веру в чудо и в волшебную силу музыки. Творчество Caprice — редкий для отечественной сцены пример синтетического жанра, объединяющего академическую традицию, фолк и арт-рок под знаком индивидуального стиля Брежестовского.

2007-interview-anton-innaНачнем с начала. Как вы познакомились?

Антон: Дело было давно, в конце 1990 года. Мы были тогда совсем маленькие. У меня была рок-группа, но в один прекрасный день гитарист, он же вокалист, эмигрировал в Израиль; мы принялись искать нового певца. И вот кто-то порекомендовал мне Инну как отличную вокалистку, дал мне ее телефон. Мы договорились встретиться с Инной в Иполлитовском училище 28 декабря в 5 часов вечера. И Новый год уже встречали в статусе…
2007-interview-antonИнна: В каком статусе?!!

Антон: Весьма близком!

Инна: Ну это с твоей точки зрения! (Смеются.) На зимние каникулы мы со студенческой группой поехали отдыхать в Сочи. Антон сказал: “А я к тебе приеду!” Я подумала: “Ну, наглость!”

В общем, быстро у вас всё получилось.

Антон: Да, весьма быстро. Первые концерты мы дали летом 1991 года. Помню, как появилось название. Один наш близкий друг после репетиции подошел и сказал: “А я знаю, как вы должны называться: “CAPRICE!”... С тех пор всё и пошло. Тогда состав был такой: бас, барабаны, рояль, вокал и скрипка. То есть ближе к року. Потом довольно долго мы занимались семейной жизнью…



2007-interview-capriceИнна: Потом ты учиться пошел… музыке!

Антон: Да, пошел учиться музыке. Сочинял я лет с 16-ти…

Инна: Талантливую музыку. Потрясающе играл правой рукой на рояле…

А левой?

Инна: Левая была вялая, а правой играл фантастически, крупной техникой… буквально как однорукий бандит.
2007-interview-capriceАнтон: И сразу после Лингвистического университета, который я окончил, поступил в музыкальное училище им. Иполлитова-Иванова.

Инна: Я уговаривала своего педагога, чтобы его взяли…

Антон: Но проучился всего три семестра, на втором курсе после зимней сессии я бросил.

Инна: Он ненавидел физкультуру!

Антон: Это была вершина айсберга. Я всегда был автодидактом, т.е. человеком, который сам обучается. И как только увидел, что училище не дает мне с высокой эффективностью знаний по музыке, я понял, что эти знания могу получать в другом месте. Самообразовываясь. Плюс у меня было три замечательных педагога по композиции, с которыми я частным образом занимался. Потом…


2007-interview-caprice-liveИнна: Потом в 1996 году мы записали альбом “Зеркало”. Всё-таки до нас дошло, что хватит писать в стол.

Антон: Было очень много материала. Мы собрались, составили бизнес-план, достали денег на студию, я расписал весь альбом в партитуре, даже хай-хэты в партии ударных (от руки, заметьте!), мы отрепетировали с музыкантами и записали диск.

А почему он тогда не был выпущен?

Антон: Потому что мы по глупости решили, что окончание производственного цикла находится в моменте окончания записи. Денег на издание не хватило. Я разослал альбом примерно на двадцать лейблов, но везде мне отказывали, говорили, что музыка абсолютно неформатна. В 1998-м мы выпустили тираж в 1000 кассет — всё, на что хватило средств.

Потом в ноябре 1998 года мы решили, что хватит сидеть в студии, надо выступать. Опять собрали музыкантов, отрепетировали программу и дали невообразимое количество концертов.

2007-interview-innaИнна: Между прочим, вопрос был о том, как мы познакомились!

Обо всём этом я тоже собиралась спросить. А вы, Инна, как музыкой стали заниматься?

Инна: Помню, у меня было детское пианино, и я подбирала одним пальцем всё, что слышала. В детском саду музыкальный работник сказала родителям, что меня нужно учить музыке. Отвезли меня в музшколу, но мне жутко не понравилось, на пианино играть не давали, и я ходить перестала. Зато позже, в хоровой студии, всё сложилось. Мне нравилось петь в хоре, позже начали выдвигать в солистки. Но в училище меня как вокалистку не взяли — мне было только 14 лет, голос еще не окреп, и пришлось поступать на дирижерско-хоровое отделение.

2007-interview-caprice-liveА когда вас пригласили в рок-группу, это было для вас что-то новое?

Инна: Нет, у меня был уже большой опыт. Я пела в группе “Сток рек”, в ДК МАИ мы играли на одном концерте с “Лунным Пьеро”, “Нюансом” и “Вежливым отказом“. На репетиции ходила с большим удовольствием. Когда Антон позвонил, я не отнеслась к этому серьезно, но когда он сел за рояль и показал ПРАВУЮ РУКУ… (дружный смех).

Антон: Да просто музыка хорошая была!!!

Ладно, давайте перемотаем” вперед. Значит, вы записали “Зеркало”, стали давать концерты и…

Антон: Однажды я пришел к своему педагогу просто поболтать и принес ему запись “Зеркала”. Он сказал: круто, мы тебя берем в иполлитовский ВУЗ! Я туда походил некоторое время. Но потом всё опять стало превращаться в рутину.

2007-interview-capriceИнна: Антон прогуливал полифонию и гармонию. Через полгода учебная часть заинтересовалась: ну покажите, чем вы тут занимаетесь. Пришлось устраивать отчётный концерт, куда пришли все педагоги и администрация. Мы с ансамблем отрепетировали несколько произведений, которые вошли потом в “Elvenmusic 1“. После концерта директор сказал: “У Антона всё в порядке с полифонией, переводим его на следующий курс”. Мы потом заперлись в классе и помирали со смеху.

2007-interview-caprice-liveАнтон: Именно после этого концерта мы снова стали регулярно репетировать, пошел нормальный производственный цикл: концерты, диски… В 2000 году на нас вышли люди с французского лейбла “Prikosnovenie”, которые услышали нашу песню “Princess Мее” на “Russian Gothic Compilation”, куда мы попали совершенно случайно. Из российских артистов “Prikosnovenie” выпускает еще "Fleur" и "Moon Far Away" (вообще-то к русским фирма не имеет никакого отношения, просто слово “прикосновение” понравилось хозяину лейбла Фредерику, он его услышал в казахском авангардном фильме). Мы стали для них записывать альбом “Elvenmusic 1“.

Вторым был выпущен диск “Songs Of Innocence And Experience”, который был хронологически записан раньше; затем “Elvenmusic 2“, потом должен был быть “Elvenmusic 3“, но почему-то написалась “Sister Simplicity”, и, наконец, “Elvenmusic 3“ — так получилась трилогия.

Давайте на эльфийской трилогии остановимся подробнее. Насколько в ее появлении сказалась мода на творчество Толкина, на всевозможные “толкиновские” тусовки, т.н. “историческую реконструкцию” и так далее?

2007-interview-tolkienАнтон: Мода не сказалась вообще никак. Я просто много читал Толкина, и он мне нравился. В начале 90-х я как переводчик и журналист (спортивный!) много работал в западных СМИ — в агентствах “Рейтер” и “UPI”, газете “Chicago Tribune”. Мы ездили с канадским корреспондентом по Грузии, Армении, Нагорному Карабаху. Много разговаривали о фэнтези, о Толкине, вообще о западной литературе. Он мне подарил четырехтомник Толкина (в подлиннике, естественно). В 1994 году я просто открыл книгу и выбрал первый попавшийся текст (это была баллада о Берене и Лютиэн). И оно так полилось, что я просто обалдел. Мне всегда нужна какая-то искорка, импульс для написания песен. “Щелчок зажигалки”. Тут как раз был такой щелчок. За короткое время я написал около 25 песен. Я чувствовал себя проводником, через которого кто-то транслирует идеи. То есть когда мы еще записывали “Зеркало”, материал уже был готов. Первая эльфийская музыка была сочинена еще в 1996 году, хо­тя “Elvenmusic 1“ вышел только в 2001-м.

А как вы отнеслись к тому, что вокруг вас стала складываться тусовка “ролевиков” и “толкинистов”?

Антон: Мы этой тусовки как-то особо не замечали. Мы с ней почти не пересекались, существовали в параллельных мирах. Наоборот, меня удивляло, что люди на “толкинистских” форумах перечисляли разные близкие им по духу группы, но Caprice среди них никогда не упоминали. Им, скорее, близка эстетика бардовского творчества, песни под гитару.

Тогда давайте поговорим собственно об эльфийской музыке, о ее выразительных средствах. Чем она отличается от остально­го вашего творчества?

2007-interview-faeriesАнтон: Ей присущи следующие компоненты. Во-первых, нечетные (5/4, 7/4) или переменные размеры. В мире эльфов время течет по-другому, и там эта музыка воспринимается как “ровная”, а у нас — как “прыгающая”, ритмически изменчивая. Хотя, если абстрагироваться от сильной доли, этого особо и не замечаешь. Во-вторых, акустическое звучание. Фигурации арфы — костяк фактуры. Много деревянных духовых и струнных инструментов (скрипка, виолончель). В-третьих, опора на минорный лад, частое использование гармоний III, VI, VII ступеней. Самые эльфийские тональности — соль минор и ми минор. В-четвертых, мелодические ходы — как плавные, так и с большим количеством скачков, “непевческих” интервалов.

Но если тупо взять эти элементы, будет мало. Их надо сложить с какой-то неуловимой, словами не объясняемой составляющей, тогда и получится музыка эльфов.

А эту составляющую можно опи­сать?

Антон: Это энергетика странная, прыга­ющая. Которая одновременно вызывает противоположные чувства — радость и печаль; противоречивые ощущения, эмоции на грани веселья и слез.

Но если взять именно эльфов Толкина, то их жизнь полна драматических коллизий, борьбы, они участвуют в военных действиях… Почему вы обошли эту сторону?

2007-interview-tolkien-silmarrillionИнна: В “Elvenmusic 2″ это есть, так как этот альбом — иллюстрация к книгам Толкина. В одной из инструментальных частей можно услышать и звуки битвы, и шествие враждующих армий.Но, опять же, никто не может доказать, что эльфы именно такие. У эльфов много разных рас, и в своем историческом развитии перворожденные менялись. Устав воевать, они перешли из этого мира в параллельный, и у нас в музыке даже зафиксирован момент этого перехода — на стыке второго и третьего “эльфийских” альбомов. Если поставите эти альбомы под­ряд, то поймете, что это мостик от старых толкиновских эльфов к современным.

А есть ли чисто музыкальные объединяющие мотивы, лейттемы, репризы? Есть ли в трилогии сквозной сюжет?

Антон: Есть единая концепция. Альбомы — это либо рассказ о мире эльфов, либо собственно эльфийская музыка. Есть общность музыкально­го стиля. И еще в предпоследней композиции третьего альбома (“Exit Laoris”) проходят цитаты из предыдущих треков, что тоже служит объединяющим звеном.

И всё-таки, несмотря на общность стиля, на протяжении трилогии происходила довольно заметная его эволюция. Первые части — более сложные по музыкальному языку — тяготеют к академическому авангарду; третья часть, где вы вводите ритм-секцию, ближе к фолк-року…

Антон: Если взять музыку из академично звучащей первой части, немного переаранжировать, добавить перкуссии и выкинуть оттуда сложные подголоски, получится “Elvenmusic 3″. И наоборот. То есть вопрос в аранжировках и подаче.

Кстати, об аранжировках — вы отталкиваетесь от существующего состава музыкантов или набираете исполнителей в зависимости от художественной задачи?

2007-interview-caprice-liveАнтон: Изначально музыканты были набраны под концепцию. А их, в свою очередь, привлекала моя музыка. Об идеях же, которые стоят за музыкой, — существуют эльфы или нет, как они выглядят и чем занимаются — мы с ребятами вообще не разговариваем. Либо на уровне шуточек-прибауточек: “Ух, какой у тебя эльфийский прикид сегодня!”

Все наши музыканты — суперпрофессионалы. Набрав единожды состав, я уже стараюсь его сохранить (даже если музыканты меняются), сочиняю конкретно под него. Полностью расписываю все партии. Но это быстро, руку я набил. Предпо­ложим, в 9 утра вещь вообще не сочинена, а в 2 часа дня на репетиции ансамбль из 7-8 человек уже играет новую пьесу. Это возможно благодаря компьютерным технологиям. Ну и конечно, благодаря тому, что музыкантам "Caprice" не надо ничего разучивать, они, как говорится, играют “с листа и наизусть”.

Инна, шла речь о том, что вокальные партии полны острозвучащих интервалов и вообще не слишком удобны для пения. Как вы с этим справляетесь?

2007-interview-innaИнна: Да жуть! Я ругаюсь. Последний альбом — это вообще ужас. Там сумасшедшей сложности вокальные партии. Но нельзя было ничем пожертвовать. Вот “Sister Simplicity” как будто для меня написана…

Антон: Ну так она для тебя и написана.

Инна: Так это всё для меня написано! Но какие-то вещи очень вокальные — никаких проблем. Слышишь музыку и сразу знаешь, как это надо петь, какая будет фразировка, интонации… А иногда приходишь в студию — и волосы на голове шевелятся. Ну как это исполнить?!

Значит, вы не принимаете участия в написании вокальных партий, не подсказываете мужу, как вам было бы удобней спеть?

2007-interview-innaАнтон: Рекомендации Инны я всегда слушаю…

Инна: Но в лучшем случае я могу сказать: мне в этой тональности неудобно, давай сделаем на терцию выше или ниже! (Смеётся.)

Антон, когда вы сочиняли первый эльфийский альбом, апеллировали ли вы к какой-то музыкальной эпохе, школе, творчеству какого-либо композитора? Влиял ли на вас кто-нибудь?

Антон: Я сознательно всегда был толь­ко самим собой. Было патологическое желание от всего отмежеваться. Любые ассоциации я тщательно отметал. Но невозможно откреститься от двух вещей: первое — вся музыка, которую мы слышим, на нас так или иначе влияет; второе — как бы ты ни старался, твой музыкальный язык будет перекрещиваться с чьим-то еще. Многие говорят, что звучание Caprice похоже на старинную музыку добаховского периода, на английских вёрджиналистов…


текст взят с сайта rockmors.ru, 2007

Additional Info

Last modified on
Rate this item
(0 votes)
Rebecca

Website: laoris.info Email This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
Login to post comments
back to top

Login or Register

Facebook user?

You can use your Facebook account to sign into our site.

fb iconLog in with Facebook

LOG IN