UP NEXT
A+ A A-

Caprice в прямом эфире в программе "Лаборатория" (2006)

  Однажды ранней весной 2006 года, в тот поздний час, когда умолкают все разговоры, а шорохи радиоэфира становятся особенно загадочными, в прямом эфире программы "Лаборатория" на "Радио Культура" появились музыканты группы "Caprice"...

caprice

  Звучит композиция "The Dole of the King's Daughter".

  Михаил Антонов: Двадцать два часа восемь минут в Москве. После недельного перерыва программа "Лаборатория" на "Радио Культура" снова возобновляет свою работу. Работаем мы на радио на частоте 91.6 FM в Москве, 89.3 - в Санкт-Петербурге, а также на других частотах в других не менее героических городах, в которых проводится вещание нашей радиостанции. В принципе можно слушать в любой точке земного шара с помощью интернета www.cultradio.ru

  Программа "Лаборатория" в двадцать два часа пять минут у нас начинается с музыкального трэка, веду её я - Михаил Антонов. Представляю наших сегодняшних гостей, дважды участники "Лаборатории": первый раз это было в 2005 году... то есть в прошлом году, весной поздней... или ранним летом... но не важно. И плюс ещё участники программы "Лаборатория" нашего новогоднего концерта - группа "Caprice", здравствуйте!

  Антон Брежестовский: Добрый вечер!

  Михаил Антонов: Ничего не перепутал, всё правильно сказал, да?

  Инна Брежестовская: Здравствуйте!

  Михаил Антонов: Я не помню, когда Вы приходили в последний раз.

  Антон Брежестовский: Где-то год назад приходили, примерно в такие же весенние деньки.

  Михаил Антонов: В погожие весенние деньки. Хорошо, кто... Ну, Вы пришли сегодня всё-таки расширенным составом, в прошлый раз всего было два человека, сегодня - четыре.  Антон всех представит. Прошу!

  Антон Брежестовский: Ну, прежде всего Инна Брежестовская, которая так замечательно пела сегодня. Также у нас в гостях сегодня Алексей Бажалкин, наш фаготист замечательный, он только что прямо вот пришёл из Большого Театра. Вот, и наш новый драйвовый контрабасист Павел Боев, вот, просим его любить и жаловать, вот он играл на...

  Михаил Антонов: Любить и не жаловаться...

  Антон Брежестовский: Вот... Но... Но большая часть нашего коллектива всё-таки по техническим причинам осталась по разным домам. Вот... У нас на концертах... Вот, скоро, буквально через неделю будет у нас концерт...

  Михаил Антонов: Да-да...

  Антон Брежестовский: ...У нас будет целых десять человек на сцене. Так что сегодня состав ещё довольно усечённый.

  Михаил Антонов: Это, как я помню, девять человек и один композитор, да? Хорошо! Восьмого апреля первый концерт в клубе "Артерия", в субботу это будет происходить, и по моему через неделю сразу же... Да, пятнадцатого числа где-то ещё...

  Антон Брежестовский: В культурном центре "Дом".

  Михаил Антонов: Да, в культурном центре "Дом", это вот рядом с нашей радиостанцией. Где? - Не будем говорить, нельзя потому что... Алексей, Вы с какого спектакля приехали сюда? Что давали?

  Алексей Бажалкин: Сегодня не было спектакля, у Антона неверная информация.

  Михаил Антонов: Ага!..

  Инна Брежестовская: Он наврал.

  Михаил Антонов: Хорошо. А в каких... в каких же постановках можно услышать Ваш замечательный инструмент?

  Алексей Бажалкин: Во всех.

  Михаил Антонов: Во всех, я понимаю...

  Алексей Бажалкин: Во всех, но сегодня не было ничего.

  Антон Брежестовский: Сегодня он прогулял Большой театр.

  Алексей Бажалкин: Нет, я заезжал туда за инструментом, так что в принципе...

  Антон Брежестовский: Пришёл на репетицию "Caprice"...

  Алексей Бажалкин: Правда есть в том, что я был в театре всё таки...

  Михаил Антонов: Хорошо. Антон, скажи пожалуйста, контрабас был раньше в составе группы или он появился?

  Антон Брежестовский: Нет, он только появился сейчас, чему мы ужасно рады, потому что мы всё это время просто мечтали о настоящем, хорошем, живом басе. И вот у нас появился живой контрабасист, а вместе с ним и живой бас.

  Михаил Антонов: А до этого?..

  Инна Брежестовская: У нас ещё появился, извините, ещё живой перкуссионист.

  Михаил Антонов: Да?

  Инна Брежестовская: Да.

  Михаил Антонов: До свидания, компьютер, до свидания. Мы прощаемся с вами. Отлично. То есть всё то, что мы могли слышать только на дисках, да?которые издавала группа "Caprice", теперь мы увидим и услышим на сцене, фактически вот целиком и полностью.

  Антон Брежестовский: Да, будет такой хороший, мощный, мясной звук.

  Михаил Антонов: Скажи мне пожалуйста, а вот на данный момент, да? продолжается ведь работа над песнями, над альбомами, и всё-таки компьютерная составляющая в музыке, она... сколько процентов сейчас у неё остаётся?.. При наличии музыкантов, живых...

  Антон Брежестовский: Восемь процентов.

  Михаил Антонов: Вот так, вот так вот...

  Инна Брежестовская: Где-то так...

  Михаил Антонов: Семь целых, девяносто... девяносто сотых. Хорошо! Из-за студийных проектов, да? если я не ошибаюсь, вы очень долго не давали концертов.

  Антон Брежестовский: Да, потому что было много студийных проектов и мало желания тратить силы ещё на подготовку концертов. Совершенно верно, Миша.

  Михаил Антонов: Вот мы говорим: "Много студийных проектов", хотя на самом деле те, кто именно слушает музыку группы "Caprice", да?, они знают, что вышел альбом новый, заканчивающий... завершающий трилогию эльфийскую, да?, вышло переиздание альбома "Зеркало", были перевыпущены альбомы на одной из музыкальных студий, прежние за... и всё, да? Но, ребята, вы на это потратили год? Какие ещё были проекты?

  Антон Брежестовский: Ну, дело в том, что выходит вот моя музыка под маркой "Caprice", это действительно, Миша, то, что ты перечислил...

  Михаил Антонов: Так.

  Антон Брежестовский: ...Но есть ещё и другие вещи, которые просто... ну, я пишу как композитор - это уже не издаётся под маркой "Caprice",  вот, а просто это какие-то заказы из разных стран или от разных людей поступают, вот этим я был...

  Михаил Антонов: Вот я могу спросить, что это за заказы? Это не будет там... коммерческой тайной или ещё что? Ну, вот например так вот...

  Антон Брежестовский: Ну-у... Спросить можно, да... всегда...

  Михаил Антонов: А вот ответ получить - это вряд ли, да?..

  Антон Брежестовский: Нет, почему... Я могу сказать. Вот... Ну, весь конец прошлого года и начало этого у меня занял... заняла работа над балетом "Королева Фей", вот, который сейчас немножечко приостановился, как раз уже из-за возобновляющейся концертной деятельности.

  Михаил Антонов: Так.

  Антон Брежестовский: Вот... Но в принципе львиная доля этого балета готова. Это большой заказ из Америки, который очень для нас важен и...

  Михаил Антонов: Это не наш балет. Понимаю...

  Антон Брежестовский: Вот... Затем у меня было ещё... я не знаю, что такое, но вот в общем несколько работ, связанных с нашей кино- и телеиндустрией, вот, но ни один из них почему-то не сросся.

  Инна Брежестовская: А как же "Князь Игорь"?

  Антон Брежестовский: А! "Князь Владимир", только... Да. Мы... мы совершенно про неё и забыли.

  Михаил Антонов: Подожди. Я его позавчера... подожди, я его позавчера смотрел. Где вы там?

  Антон Брежестовский: Ну, мы там... мы там делали только аранжировки для струнного оркестра, которые использованы в пяти трэках. Вот... То есть там песни, две или три... Три песни, потом музыкальные эпизоды, вот финальная битва, которая там была - это... Там все... весь струнный оркестр, который вы слышите - это мы тоже делали.

  Михаил Антонов: Слушай, Антон, это настоящая продюсерская фирма получается. Звукорежиссура, аранжировки, написание больших и малых форм. Вот это... это, вот настоящее такое... В общем, почему не создать свой центр, я не знаю... Многие сейчас пытаются. Если... если домашняя студия позволяет всё это делать?..

  Антон Брежестовский: Нет. Я лично свою энергию буду тратить на сочинения. А на организацию всех этих проектов силы пускай тратят те, кто будут нам звонить.

  Михаил Антонов: А, ну то есть вас сами находят. Вы себя не рекламируете, да?, вам...

  Антон Брежестовский: Нет. Сейчас уже нет.

  Инна Брежестовская: Мы не умеем.

  Михаил Антонов: О, я научу...

  Инна Брежестовская: Научите нас.

  Михаил Антонов: А вот вы... сейчас микрофон на всю страну, то есть. Фирма такая-то, ты знаешь...

  Инна Брежестовская: Ну, так неприлично... Мы так не умеем.

  Михаил Антонов: Хорошо. "Caprice" не заброшен - это радует. И всё-таки у меня вопрос такой: ну вот эльфийская трилогия, да?, песни эльфов - они завершены. Диск выпущен в прошлом году. Всё замечательно. Почти Толкиен... Никакой реакции, ну хорошо так и быть, почти Толкиен...

  Инна Брежестовская: Пожалуйста, пожалуйста... Говорите, говорите...

  Михаил Антонов: Хорошо. Говорите крупными... крупными фразами, как говорил Мейерхольд, да? Крупными буквами. Что дальше? Дальше планы - тетралогия?

  Антон Брежестовский: Про эльфов? Или...

  Михаил Антонов: А я не знаю, про что вы пишите, ребята. У вас выдумка то какая.

  Инна Брежестовская: Соображалка работает по разному.

  Михаил Антонов: Да. Вы Лаорис придумали, язык... Фэйрис, жителей и носителей этого языка, тоже придумали.

  Антон Брежестовский: Ну, на... на самом деле если говорить о том, что вот... и оглядываясь назад, хотя не так уж и много нами сделано, но не так уж и мало, мы тут посчитали... вот, в принципе где-то уже... примерно... ну... около семи-восьми часов музыки мы записали, вот сделали столько записей, и конечно же эльфийская трилогия - она по своей концепции и по значимости для нас, не знаю уж как для других - это самая главная работа, безусловно. Особенно третья часть, которая только что вышла, поскольку эта часть качественно отличается от других тем, что здесь наша, уже собственная мифология, никак не связанная с Толкиеном, а именно мифология параллельного мира, обитатели которого не люди, а эльфы, фэйрис такие, то есть параллельные нам расы, которые мы не можем нашими пятью чувствами воспринять. Вот, и интеллектуально эти существа не такие умные как мы, поэтому в их мире нет урбанистики, нет денег, нет политики. Но зато их чувства, их связь с лесом и с природой гораздо лучше, и поэтому в музыке они себя проявляют на голову выше, чем люди. И мы хотели... мы себе поставили такую амбициозную задачу - воссоздать, показать людям, как звучит музыка существ, которые музыкально продвинуты больше, чем люди.

  Михаил Антонов: Хорошо. Мы вернёмся к этому разговору и к этому вопросу буквально через несколько минут, сейчас мы должны уйти на небольшой блок анонсов, чтобы их послушать. Кстати, что мы будем слушать после анонсов?

  Антон Брежестовский: А после мы будем слушать самый первый трэк с нашего нового альбома, который называется "Tales of the Uninvited".

  Михаил Антонов: Что в переводе означает... сказки...

  Антон Брежестовский: Сказки тех, кого не ждали, кого не приглашали. Вот, это как раз трэк, который вот нам довольно ясно продемонстрирует, что такое музыка эльфов. Я про неё скажу буквально ещё одну фразочку на десять секунд: то, что музыка в мире эльфов идёт по другому, чем... время в мире эльфов идёт по другому, чем у нас, поэтому все музыкальные размеры в этом мире тоже другие, чем размеры человеческие. Там размер будет пять четвертей, то есть музыка вся будет идти не раз-два-три-четыре, а раз-два-три-раз-два, раз-два-три-раз-два...

  Михаил Антонов: Ага. Ну в общем сейчас всё услышим, вернее не сейчас, а через две минуты. У нас сегодня в гостях группа "Caprice", телефон прямого эфира: 780-56-65. Встречаемся через пять минут.

  Рекламный блок. Звучит композиция "Enter Laoris".

  Михаил Антонов: Ну что же, мы возвращаемся к нашему разговору, группа "Caprice" у нас сегодня в гостях, телефон прямого эфира: 780-56-65. У нас есть телефонный звонок. Добрый вечер!

  телефонный звонок 1: Добрый вечер! Я конечно хочу выразить искреннюю благодарность группе "Caprice", но в первую очередь я хочу Вас огромную благодарность высказать Антонову, так сказать... Подбирает репертуар, понимаете, нестандартный. Это просто, вот я вот считаю, гениальность...

  Антон Брежестовский: Миша, ты - супер!

  Михаил Антонов: Спасибо Вам, спасибо... Спасибо огромное, спасибо...

  телефонный звонок 1: Не надо благодарность, не надо благодарность. Я только хочу вот задать вопрос...

  Михаил Антонов: Да, конечно...

  телефонный звонок 1: Вот Вы мне скажите вот одно, понимаете, с Вашим участием и с участием Ваших, вот, товарищей-специалистов... Кхм!.. Вы, конечно, правильно делаете, что подбираете нестандарт. Это очень важно! Это единственное, я бы сказал, радиостанция... Это луч света в тёмном царстве. Нигде вот так вот новых молодых талантов...

  Антон Брежестовский: Ура!..

  телефонный звонок 1: ...Не обнаружишь, кроме Вас, понимаете?..

  Михаил Антонов: Да, если можно...

  телефонный звонок 1: ...Вы мне скажите другое: а вот Ваши вот товарищи вот Ваши вот, понимаете, приглашённой вот группы, как они считают вот, при всём их таланте вот, при всём их, так сказать... Согласны ли с тем, что всё-таки учитывая, что у нас всё-таки из-за таких вот товарищей, как Киркоров, Орбакайте, понимаете, всякие там Витусы там и прочее, расцветает пошлость, понимаете, мы должны, понимаете, им противопоставлять талант, вот такой, как Вы... И кстати, Михаил, Вам огромное спасибо. И вот... Кстати, а...

  Михаил Антонов: Извините... Да не...Не... Извините, у нас... у нас регламент. Вы побыстрее, пожалуйста, я только...

  Антон Брежестовский: Как противостоять пошлости на эстраде? Мы поняли вопрос.

  телефонный звонок 1: Не поняли. Многие поклонники ещё вашей станции и ещё классики, так вот: как бы Вы, например, поддерживаете ли Вы взаимопроникновенность жанров и чтобы Ваши гости могли бы в этом плане сказать и помочь бы? А теперь вот огромных Вам успехов и спасибо!

  Михаил Антонов: Спасибо, спасибо...

  Антон Брежестовский: Спасибо огромное!

  Михаил Антонов: Спасибо. Так, начинаем дробить, что называется... Первый вопрос, значит - как противостоять пошлости и противостоите ли Вы, уважаемый, пошлости?

  Антон Брежестовский: Нет, мы ей не противостоим, мы занимаемся своей музыкой и это нас волнует гораздо больше, чем война с пошлостью.

  Михаил Антонов: Подожди...

  Инна Брежестовская: Мы достаточно терпимо, Миш,  относимся ко всему на самом деле. Мы считаем, что любое искусство или, я не знаю, кто-то это не считает искусством, но это самовыражение - оно имеет право на существование. Поэтому мы...

  Михаил Антонов: Ну, всё зависит от количества людей, которые это существование либо поддерживают, либо не поддерживают, понимаете? Если вам предоставить эфиров столько же, сколько их... Ну, я не знаю. Не будем называть какого-нибудь поп-исполнителя, да? Это было бы намного, наверное, лучше, чем... Вам самим-то не обидно, что вот Вас так мало?

  Инна Брежестовская: Вы понимаете, но они же работали над этим, они же искали продюсера...

  Антон Брежестовский: Да, мы тратим талант на написание музыки, а они тратят талант на то, чтобы пробиться. Вот, как бы...

  Инна Брежестовская: На то, чтобы заработать денег...

  Антон Брежестовский: ...Кто на что больше сил тратит, тот то и получает.

  Михаил Антонов: И чего? Время рассудит, Вы считаете?..

  Антон Брежестовский: Да.

  Инна Брежестовская: Ну, примерно так.

  Михаил Антонов: Хорошо.

  Инна Брежестовская: Нет, конечно хотелось бы, да?, больше эфиров, вот... Но мы своё время вот так распределяем. Таким образом.

  Антон Брежестовский: Да нет, в принципе нормально.

  Михаил Антонов: Хорошо. Проникновение классической музыки в Ваше творчество, и Ваше творчество проникает ли в классическую?

  Антон Брежестовский: Взаимопроникновение жанров - это процесс, который всегда был, и он есть сейчас, и это, я считаю, замечательно. Это всё равно как, знаете, река, которая впадает в озеро - это... такое озеро гораздо лучше, чем пруд, в который ничего не впадает. Вот, то же самое.

  Михаил Антонов: Павел... Алексей, скажите: Вы ведь классические у нас, академические музыканты, да?

  Алексей Бажалкин, Павел Боев: Ну да... Да...

  Инна Брежестовская: Они самые.

  Павел Боев:  Академические, да... И именно как раз со своей точки зрения академических музыкантов мне очень интересен проект, потому что, к сожалению, современная академическая музыка, на мой взгляд, находится в тупике. Ну вот... Она стала очень элитарной и, к сожалению, недоступной для... ну, для большинства слушателей. И вот "Caprice", как раз, на мой взгляд, и представляет такую возможность, как бы приобщить с одной стороны к академической музыке, к академическому... к академической культуре, ну вот, при этом как бы это доступно и понятно, это очень как бы позитивно и... и это интересно и необычно.

  Михаил Антонов: Паш, Вы знаете, я здесь недавно разговаривал с музыкантом из оркестра Большого театра, который вот... Я примерно...

  Антон Брежестовский: Это, Лёха, не с тобой он разговаривал?

  Михаил Антонов: Нет, нет, не с ним, а с другим. Я с духовой секцией разговаривал, но не с Алексеем.

  Инна Брежестовская: Так-так-так, это с кем же?

  Михаил Антонов: Но не важно... Вот. И этот человек мне сказал, что на самом деле есть сейчас, и где-то они есть: и Моцарты современные, и Бетховены, просто мы о них ничего не знаем. Лёш, Вы согласны, или нет?

  Инна Брежестовская: Вот один среди нас сидит.

  Алексей Бажалкин: Я согласен, да.

  Антон Брежестовский: Как минимум один.

  Алексей Бажалкин: В общем согласен. Вот по поводу "Caprice" я могу сказать, что действительно взаимопроникновение жанров, да?, получается, то есть мы, академические музыканты, играем много классической музыки, и современной, и старинной. Ну вот то, что касается именно... непосредственно музыкальной... как это лучше выразиться... ну, вообще вот в музыке... музыке Антона использование, вот непосредственно наших классических инструментов выходит за рамки - те, к которым мы привыкли, допустим, при прослушивании опер, да?, при... при игре опер, балетов, в театрах и симфонических концертах, то есть совсем другие приёмы игры, совсем другие размеры.

  Михаил Антонов: А вас не коробит, что кто-то называет эту музыку: "Как это классический музыкант!? Он Чайковского, он... он, я не знаю, он Гайдна с листа, понимаете..." И тут вот Антон, да? Ну что это, это же сравнение какое, это вот наш современник, он современную музыку... Ну да, там сказку придумал какую-то, мир параллельный... Ну мало ли инопланетян на Земле?

  Алексей Бажалкин: Я могу сказать, что мало того что мне это не коробит... Вот, Миш, Вы сказали, что Гайдна с листа, а вот Антона Брежестовского с листа - это совершенно невозможно!

  Инна Брежестовская: Посложнее, чем Гайдна с листа - это правда.

  Павел Боев:  Поэтому это очень интересно, поскольку мы - творческие люди. Нас интересует довольно часто не, как бы... не финальное, да?, исполнение, концертное исполнение произведения, а именно работа над ним.

  Инна Брежестовская: Процесс...

  Павел Боев:  Да, сам процесс, репетиционный.

  Михаил Антонов: Но опять же вот, Антон, - ведь не насвистишь. Понимаешь?..

  Антон Брежестовский: Можно попробовать.

  Инна Брежестовская: Почему? Там столько мелодий! Мы можем насвистеть.

  Павел Боев:  Мы можем насвистеть. Напеть. И натанцевать можем.

  Антон Брежестовский: Да, я думаю, что это всё... Ну много... много кому говорили, что не насвистишь.

  Инна Брежестовская: Нет, есть темы которые вот, действительно, привязываются, знаете... Как хиты.

  Антон Брежестовский: Там-там та-та-там пам-пам... Там-там та-та-там пам-пам... И так четыре минуты.

  Алексей Бажалкин: Напел.

  Михаил Антонов: Этот рингтон вы сможете заказать...

  Инна Брежестовская: В исполнении автора, да?

  Михаил Антонов: Хорошо. Итак, придумана вселенная, да?, придуман язык, придуманы существа фэйрис: туповатенькие, но очень музыкальные. Придуман язык Лаорис, на котором они разговаривают. И, знаете, как... как всякий бог, вот, оставлять этих существ вот так. Ну закончено всё, ну вот придумано, да? И что, теперь вселенная, значит, осталась где-то там.

  Антон Брежестовский: Она начала жить своей жизнью и развиваться, и будем смотреть, как она будет развиваться. Всё это есть в интернете, есть люди, которые этим интересуются, есть люди, которые покупают диски и которые же сквозь себя это пропускают. Это... Это будет жить. Это, вот...

  Инна Брежестовская: Бог же тоже в нашу жизнь не вмешивается.

  Михаил Антонов: Нет, я понимаю... А вы? Вы не чувствуете себя заложниками вот того, чего вы сделали? Что от вас и будут ожидать... Да, продолжения мы хотим, вот пришла... пришло, значит... Как эта страна называется? Государство как это называется?

  Антон Брежестовский: Я думаю - мир Лаорис называется.

  Михаил Антонов: Мир Лаорис. Хорошо, вот в мир Лаорис пришла война, обязательно нужно написать, я не знаю, ну какую-нибудь общечеловеческую... общефэйрийскую и всепобеждающую, значит...

  Антон Брежестовский: Ну, если мы потеряем к нему интерес, то мы не будем об этом писать.

  Инна Брежестовская: Я не думаю, что там может быть война.

  Михаил Антонов: Почему?

  Антон Брежестовский: Ну, может быть и будет.

  Михаил Антонов: Ну, ребята, если... если вы считаете, что существует параллельный мир, да?, который вы как-то увидели...

  Инна Брежестовская: Они другие. Они от нас отличаются. Им, может, не нужно воевать совсем.

  Антон Брежестовский: Они очень отличаются мышлением. Вот знаете, вот например на этом альбоме вот, вторым трэком есть песня, которая... в которой поётся даже об очень странных понятиях, о том, что раньше музыка была, и её можно было потрогать руками. И песня эта - о менестрелях старины, о том, как они музыку не играли, а из неё как... как скульптуру лепили. И как она не только руками, но и всем своим дыханием, всем своим существом эта музыка физически изменялась. И вот об этом, о том, как это происходило - первая часть песни, а вторая часть песни - это результат: послушайте, а что получилось. И собственно вот, ну, когда мы будем слушать эту песню, вы очень хорошо услышите переход от первой части к второй.

  Михаил Антонов: А мы уже слушаем. Группа "Caprice" у нас сегодня в гостях. Вижу, что телефоны звонят, будем принимать звонки после музыкальной композиции. 780-56-65, 780-56-65...

  Звучит композиция "Minstrels of Old".

  Михаил Антонов: Вот... О!.. Вот... Вот... Вот... Вот мне нравится, когда обязательно на последней ноте что-то хочешь сказать, а там, оказывается, не последняя нота, а ещё одна какая-нибудь. "Caprice" у нас сегодня в гостях в программе "Лаборатория", телефон прямого эфира: 780-56-65. Телефонные звонки. Добрый вечер.

  телефонный звонок 2: Добрый вечер.

  Михаил Антонов: Да, здравствуйте.

  телефонный звонок 2: Я хотел спросить наверно всех музыкантов... Я немножко знаком с творчеством группы "Caprice", так уж получилось, хотя я не особый поклонник такого рода музыки, но для меня есть некая перекличка с творчеством группы "Магма". Была такая авангардная группа, по моему французская, которая придумала собственный язык, собственный алфавит... Вот, и знакомы ли музыканты с творчеством такой группы и, так сказать, если нет, то как они относятся к тому, что они уже несколько повторяют чей-то пройденный путь.

Михаил Антонов: Спасибо. Спасибо большое за вопрос. Ну, я не знаю... Так и эсперанто кто-то придумывал, по моему.

  Антон Брежестовский: Спасибо большое. Вы знаете, ну, мы к сожалению не знакомы с творчеством группы "Магма", что нас с другой стороны немножечко оправдывает. Вот, мы не знали то, что мы повторяем чей-то пройденный путь, Вот, во-вторых это не... ну, не самоцель была, просто это всё так получилось, понимаете? Ведь, когда мы музыку пишем, мы тоже повторяем путь того, кто уже тоже что-то написал. Вот, так что...

  Инна Брежестовская: Нот всего семь...

  Алексей Бажалкин: С полутонами - двенадцать.

  Инна Брежестовская: Да. Плагиат неизбежен...

  Антон Брежестовский: Я думаю: главное в искусстве - это просто показывать какие-то образы какой-то реальности. Вот, это то, чем мы занимаемся. Всё остальное: выдумывать язык для этого, не выдумывать, это... это побочные и подручные средства.

  Михаил Антонов: У нас ещё один телефонный звонок. Добрый вечер.

  телефонный звонок 3: Добрый вечер.

  Михаил Антонов: Да. Здравствуйте.

  телефонный звонок 3: Меня зовут Юрий. Я хотел сказать, что мне ваша музыка очень нравится и немножко напоминает группу "Enya". Солистку такую.

  Антон Брежестовский: Спасибо.

  Инна Брежестовская: Спасибо.

  телефонный звонок 3: Ну вот. Это связано с ней или нет?

  Михаил Антонов: Вы хотите спросить, копировали они её или ориентировались ли на "Энию"?

  телефонный звонок 3: Да. Ориентировались или нет.

  Михаил Антонов: Хорошо. Спасибо вам за вопрос. Инна, отвечайте...

  Антон Брежестовский: Ты ориентировалась на "Энию" или не ориентировалась?..

  Инна Брежестовская: Нет, вы знаете... Я могу только сказать, что... А, давным давно был очень красивый клип у "Энии", я даже не помню... это в 90-х годах...

  Антон Брежестовский: "Carribean Blue".

  Инна Брежестовская: Да. Да... Если вы помните, там... рисованный, да?, по-моему был клип. Очень красивый... Вот. Это про то. Это про...

  Антон Брежестовский: Она это тоже почувствовала. Но мы на неё не ориентировались. Мы вообще ни на кого не ориентируемся, никогда этого не было, вот, и думаю, не будет. Но мы чувствуем - да, действительно, есть что-то похожее между нами, да.

  Михаил Антонов: Дыхание в спину... Хорошо, телефонный звонок ещё один. Добрый вечер.

  телефонный звонок 4: Алло.

  Михаил Антонов: Да, здравствуйте.

  телефонный звонок 4: Здравствуйте. Меня зовут Алексей, Во-первых, хочу сказать, что мне нравится музыка группы, поэтому прошу учитывать это после того, как я начну задавать вопросы...

  Антон Брежестовский: Хорошее начало.

  Инна Брежестовская: Хорошо.

  телефонный звонок 4: Вопрос первый. Значит, не ради того они придумали вот этот свой специальный язык для того, чтобы остаться непонятыми. И не собираются ли они всё-таки перейти на более понятный язык, на язык, понятный хотя бы более... большему количеству людей, чем количество членов группы.

  Антон Брежестовский: Спасибо.

  телефонный звонок 4: ...Вопрос ещё есть. Я хочу обратить его к классическим музыкантам из состава группы. Я просто заметил, приходилось общаться с некоторыми музыкантами классического образца, какое-то у них более корыстное отношение к их участию в неклассических музыкальных проектах, в которых они не получают зарплату, где довольно-таки нестабильное финансовое существование, вот, и они предпочитают чаще всего уходить на какие-то другие должности, на какие-то другие проекты, где более стандартная постоянная зарплата...

  Михаил Антонов: Вопрос понят, спасибо. Вы раскрыли сейчас тайну всех классических музыкантов. Вот... Ну, Павел, Алексей, кто будет отвечать? Со стороны классических...

  Алексей Бажалкин: Давайте я попробую... Ну, начнём с того, что в последнее время благодаря нашему правительству Российской федерации на самом деле у нас стало всё не так плохо. Я имею в виду классических музыкантов. И в принципе зарплаты, можно даже сказать, с лихвой может хватить на вполне приличную жизнь.

  Михаил Антонов: Вот так вот! Дети, учитесь хорошо, поступайте в Гнесинку, да? Поступайте в филармонию, в консерваторию, выучитесь...

  Инна Брежестовская: Это не во всех оркестрах.

  Алексей Бажалкин: Ну да, это пока не во всех... к сожалению, не во в всех оркестрах, но эта программа продвигается, и я думаю, что рано или поздно всё так и будет. И вот лично моё участие в ансамбле "Caprice" - оно далеко не... не из корыстных целей совершенно. Просто вот искусства ради и удовольствия для.

  Павел Боев: Вот так вот, наверное.

  Инна Брежестовская: У нас такие не приживаются.

  Михаил Антонов: Хорошо. И первый вопрос, который уже... который был задан до.

  Антон Брежестовский: А про что он был?

  Михаил Антонов: О-о-о...

  Антон Брежестовский: Кто-нибудь помнит?

  Инна Брежестовская: ...Склероз.

  Михаил Антонов: Ребята, вспоминайте. Я специально не буду сейчас говорить. Потому что сам не помню.

  Павел Боев: А это причём важный был вопрос. Кстати, какой-то хороший...

  Михаил Антонов: Нет, вопрос был... Да! Важный. Хорошо, будем вспоминать, давайте пока ещё один телефонный звонок послушаем. Здравствуйте, милый ребёнок!

  телефонный звонок 5: Здравствуйте! Михаил Антонов, здравствуйте. Группа "Бигуди".

  Михаил Антонов: "Бигуди?"

  Антон Брежестовский: Здравствуй, моё золотце! Спасибо тебе большое!

  телефонный звонок 5: Извините. я уже просто... Извините. Извините, просто... перепутала чуть-чуть...

  Антон Брежестовский: Ничего, моё золотко.

  телефонный звонок 5: Да ладно, ладно... Я хочу сказать, что меня зовут Лада, я из Москвы. Я хочу сказать, что очень красивая музыка, просто волшебная, и чтобы как можно больше они писали.

  Антон Брежестовский: Ты, моё солнышко! Как нам приятно слышать твои слова.

  Михаил Антонов: Спасибо! Ладочка, спасибо!

  Антон Брежестовский: Ладочка, солнышко, спасибо! Мы... мы специально тебе сейчас посвятим песню о девушке, которую звали Бриджит, и которую поймали эльфы. И...

  Михаил Антонов: Лада, извините пожалуйста, Вам сколько лет?

  телефонный звонок 5: Мне семь.

  Михаил Антонов: Семь? А что... 22 часа 45 минут, почему семилетний ребёнок не... Ложитесь быстренько в кроватку, закрывайте глазки...

  Антон Брежестовский: И мы Вам споём колыбельную.

  Михаил Антонов: И сейчас Вам споют колыбельную, только... Ну да давайте...

  Алексей Бажалкин: Споют и сыграют...

  Антон Брежестовский: Десятый трэк с нашего...

  Михаил Антонов: Подождите, подождите, Лада пока сходит зубы почистит, всё правильно... Я вспомнил, вопрос был про то, не собираетесь ли вы по языковым параметрам быть ближе к народу, между прочим?

  Инна Брежестовская: Сейчас прозвучит песня, кстати говоря на английском...

  Михаил Антонов: Да подождите... Не прозвучит она сейчас. Сначала в 48 минут... В 48 минут выйдет рекламный блок, а потом в 50 минут прозвучит песня, а до 48 минут, то есть ещё не полутора минут, вы можете отвечать по языковым параметрам.

  Антон Брежестовский: А, ну во-первых на нашем сайте... Сайта адрес можно сказать в прямом эфире?

  Михаил Антонов: Конечно.

  Антон Брежестовский: Каприс дефис мьюзик точка ком. "Каприс" пишется, как например сок "Caprice" или шевроле "Caprice". То есть две буквы "си".

  Михаил Антонов: Ну так, походу взял и прорекламировал, значит, марку сока и французский автомобиль...

  Инна Брежестовская: А сок появился позже, чем мы.

  Антон Брежестовский: Есть... есть словарь нашего языка, и есть вся информация, так что... Плюс, на сайте есть все переводы текстов, так что мы ничего не пытаемся по смыслу скрыть, а более того: смыслом наших текстов гордимся...

  Михаил Антонов: Хорошо. Ну давайте тогда, у нас минута ещё есть, давайте вспомним переизданный альбом десятилетней давности "Зеркало". Где... Который весь состоит из русскоязычных песен.

  Антон Брежестовский: Да. Его можно купить сейчас в магазинах. Это действительно наш первый альбом, который очень личный, очень искренний, и мы его очень любим и играем из него даже иногда вещи на концертах.

  Алексей Бажалкин: Мы его слушали по дороге сюда.

  Михаил Антонов: Так подождите. Антон, объясни мне, пожалуйста, вот эксперимент с... это...что... Что на данный момент происходит? Это был эксперимент с языком Лаорис? Или был эксперимент с русским языком?

  Антон Брежестовский: Наша музыка - это не эксперимент с языками, это музыка. И текст для нашей музыки - это вторичный параметр. Вот. То есть прежде всего мы пишем песни, на каком они языке - для нас по большому счёту не важно. Вот. Главное - нам просто выразить образы, которые в этой музыке есть, и благодаря текстам мы это делаем.

  Инна Брежестовская: Если понадобится французский или немецкий, значит будет так.

  Михаил Антонов: Ну да. В принципе я вспоминаю, как это всё было второго января, когда... Вот то, что мы слышали заглавную песню с нового альбома, да?, она впервые прозвучала на "Радио Культура" как раз в Новый...

  Антон Брежестовский: Совершенно верно, была премьера, да.

  Михаил Антонов: ...В Новый год была премьера песни, и абсолютно её нормально позиционировал Антон как новогоднюю песню, о том, как маленькие гномики и эльфики, значит, там решили...

  Инна Брежестовская: Наелись грибов...

  Антон Брежестовский: Напились и увидели пчёлок.

  Михаил Антонов: Да, и увидели пчёлок... В общем всё было замечательно. Какой очередной трэк будем ставить после рекламного блока?

  Антон Брежестовский: О том, как фэйрис украли девушку Бриджит.

  Михаил Антонов: Специально для Лады, да?, вот добрых снов... Какой трэк это всё-таки?

  Антон Брежестовский: Десятый.

  Михаил Антонов: Десятый трэк. У нас в гостях группа "Caprice". Встречаемся через пять минут.

  Рекламный блок. Звучит композиция "Faeries Stole Bridget".

  Михаил Антонов: Ну вот, специально для нашей слушательницы, семилетней Лады, которая уже наверняка во сне водит хороводы с фэйрис, вот прозвучала эта песня от "Caprice". Кстати, вот по поводу детей - мой ребёнок также заслушивается вашими дисками, вот, так что вам огромное спасибо!

  Антон Брежестовский: И Вам спасибо!

  Инна Брежестовская: Дети нас понимают...

  Михаил Антонов: Дети вас...

  Инна Брежестовская: ...Нас будет слушать... будет слушать следующее поколение, мы уверены...

  Михаил Антонов: Да. А кстати "Сказки братьев Гримм" же вышли у вас, правильно? Вы же...

  Алексей Бажалкин, Инна Брежестовская: Они не вышли.

  Михаил Антонов: Как не вышли?

  Антон Брежестовский: До сих пор не вышли, но... но они выйдут, как "Зеркало" вышло десять лет спустя - и это хорошо. Так и они выйдут в лучшее время и...

  Инна Брежестовская: И в лучшем месте.

  Антон Брежестовский: ...И в лучшем месте, да.

  Инна Брежестовская: Мы надеемся, что найдём точно так же своего издателя. Он появится...

  Михаил Антонов: Понимаю... Так, а чего вам издателя находить, а? Приносите свои сказки нам, будем их по вечерам ставить.

  Антон Брежестовский: Договорились.

  Михаил Антонов: Так. Отлично, отлично... Вот и выполнил я план... Последний телефонный звонок. Сергей, добрый вечер.

  телефонный звонок 6: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, на какой студии вы записывались, как фамилия звукоинженера, и принимали ли вы лично участие в сведении, потому что у вас ну великолепное звучание.

  Инна Брежестовская: Спасибо! Спасибо, что Вы оценили!

  Михаил Антонов: Спасибо, Серёжа.

  Антон Брежестовский: Спасибо, нам очень приятно это слышать. Потому что мы тоже знаем - у нас гениальный звукорежиссёр, его зовут Андрей Абакумов. Он действительно очень большой талант, он сейчас работает на нескольких телеканалах, вот... И мы с ним работаем уже давно, это пятый альбом, который мы с ним записали. У него гениальные уши, абсолютный слух плюс высшее, тоже Гнесинское образование, что в общем-то не очень важно, но оно ему помогает.

  Михаил Антонов: Вот так. Ну что. Что ставим на финал?

  Инна Брежестовская: О студии "Граждане" мы не ответили...

  Антон Брежестовский: Да, студия...

  Инна Брежестовская: Это была студия "Граждане", и с Андреем мы работаем всё время.

  Антон Брежестовский: Ну, эту песню мы будем играть, которую мы сейчас послушаем, на наших концертах. Мы очень ей любим заканчивать концерты и вот закончим наше выступление...

  Михаил Антонов: В эфире.

  Антон Брежестовский: В эфире.

  Инна Брежестовская: Кстати третий альбом тоже ею заканчивается, она очень грустная и очень красивая.

  Антон Брежестовский: Песня... Песня про клён. Когда весь мир фэйрис уже ушёл, часы оттикали, он исчез как видение, и остался только вот один эльф, который сидит в обнимку с клёном и плачет, что для него ничто не осталось, время съело его людей, люди похитили его музыку, Там, где были флейты, там, где были ручейки, теперь остался один клён. И вот он сидит и плачет.

  Инна Брежестовская: Перевод в прямом эфире.

  Михаил Антонов: Что ж ты так душу-то разорвал всю?..

  Антон Брежестовский: Да вот, грустный конец у трилогии, не знаю, почему нам так захотелось, мы люди оптимистичные, но вот мир этот ушёл и вот... Так вот было.

  Михаил Антонов: Итак, я напомню: у нас сегодня в гостях была группа "Caprice". Восьмого числа...

  Антон Брежестовский: "Артерия"...

  Михаил Антонов: ...В клубе "Артерия" они выступают...

  Антон Брежестовский: Это ЦДРИ, вот...

  Инна Брежестовская: И пятнадцатого...

  Антон Брежестовский: ...И пятнадцатого в клубе "Дом".

  Михаил Антонов: Во сколько начало?

  Антон Брежестовский: Начало в 19:30 обоих концертов, вот... А этот эфир мы посвятили нашей замечательной скрипачке Александре Корзиной. Вот так, давайте послушаем песенку про клён.

  Михаил Антонов: Без объяснения причин: почему, зачем... Ну хорошо... Александра, специально...

  Алексей Бажалкин: Мы ей обещали.

  Михаил Антонов: ...Специально для вас. Вот. Ребята, низкий вам поклон и спасибо, что вы дружите с "Лабораторией", и я горжусь дружбой с вами.

  Антон Брежестовский: Спасибо, Миша.

  Михаил Антонов: Спасибо. Завтра у нас в программе "Лаборатория" Псой Галактионович Короленко, так что оставайтесь вместе с нами в 22 часа 5 минут. Не болейте, не скучайте. Доброй вам ночи!

  Звучит композиция "Maple".


распечатка прямого эфира: Rebecca (Laoris.Info Team)


  Три года в эфире радиостанции "Культура" выходила авторская программа Михаила Антонова. Для любителей рок-музыки она являлась современным аналогом таких культуртрегерских проектов, как "Чертово колесо" и "Программа А". За время существования "Лаборатории" через нее прошла не одна сотня музыкантов, а Михаил Антонов стал ориентироваться в ситуации с клубным андеграундом как опытный практик. Однако с ноября "Лаборатория" в эфир не выходит - принято решение о закрытии программы. О судьбе его «Лаборатории» Михаила Антонова попросил рассказать Алексей Анциферов.

mihail-antonov  - Как вы отнеслись к решению о закрытии?

  - Для меня это, как ни странно, не стало неожиданностью. Во-первых, программа всегда считалась лишь "дополнением". Да, неплохим, на мой взгляд, дополнением, но в условиях жесткой экономии денег "Лаборатория" становилась просто балластом. Так что я знал, что программа была первой в "очереди на закрытие".

  Разве это идея: помочь музыкантам? Лучше лишний раз запустить запись Спивакова или повторить интервью с Михалковым, чем звать непонятных людей с гитарами да еще ведущему и редактору за это деньги платить.

  Ведь многие до сих пор не понимают, как можно назвать "культурным явлением" Сергея Калугина, и Умку, группы "Бобры", "Тол Мириам" или Red Elvises. Для определенной части людей эти музыканты занимаются "бряцаньем".

  Комментарий у меня по этому поводу единственный: спасибо, что разрешали спокойно и бесцензурно работать эти три года. Могли закрыть намного раньше.

  - А с чего началась ваша программа?

  - Я предоставил руководству радиостанции свой список. Там были такие имена и названия, как «Оргия Праведников», Умка, Оля Арефьева, Инна Желанная. Руководству они были фактически неизвестны, но ценились среди почитателей музыкального андеграунда. Когда программа запустилась, я стал отходить даже от того списка и приглашать совсем уже неизвестные и молодые коллективы.

  Хотя... можно ли назвать неизвестной группу 5`NIZZA? Единственное место, где их можно было тогда услышать, - это «Наше радио» или на концертах в клубах. Можно ли было назвать Пелагею, группу «Мельница» неизвестной тогда? Наверное, нет. Стадионов не собирали, но на каждый концерт приходил народ. А в эфире они практически не звучали. Так «Лаборатория» и началась.

  - Были ли проблемы с приглашенными коллективами?

  - Однажды, когда наш директор решил все-таки послушать программу «Лаборатория» и узнать, что же там, в эфире, происходит, он попал на нойзовую музыку, на композицию «Утро фабрики» - звучали станки в эфире. Он испугался, подумал, что сломался передатчик. Позвонил в студию, и звукорежиссер ответил: «Спокойно, шеф. Это музыка». Тогда мне порекомендовали не столь часто приглашать нойзовые группы.

  - А еще по каким причинам вы отказывали музыкантам?

  - Если у группы нет записей эфирного качества и она не готова сыграть вживую в студии. Если это откровенное дилетантство. Либо должна быть хорошая музыка, либо должен быть внятный, трогающий за разные места текст. В идеале должна быть и музыка, и текст.

  - Какое значение имела программа для самих музыкантов? Вы следили за их реакцией?

  - Для многих музыкантов это была первая ступенька к чему-то большему. Вот они сняли студию, записали песни. Раз в месяц у них концерт, причем в составе фестиваля. Им дают тридцать минут на сцене вместе с настройкой, и они играют. Им очень хочется чего-нибудь большего. Количество групп сейчас таково, что, появись даже бриллиант чистой воды, он может быть завален кучей навоза. Поэтому для молодых музыкантов «Лаборатория» - это опыт. К тому же на то это и «Лаборатория», чтобы экспериментировать. За три года у нас так и не появилась нормальная студия, в которой могли бы играть музыканты. Многие электрические группы у нас играли акустику. Или приходили и играли электричество при минимальных технически выполнимых условиях. Но в итоге они получали строчку в резюме: "Нас пригласили на государственную радиостанцию "Культура". Если мы туда пришли, то нас считают культурой".

  Обидно, что хорошие коллективы не имеют выхода в те слои шоу-бизнеса, где бы их услышали. Многое из того, что сейчас звучит в радиоэфире, не заслуживает внимания. А есть группы, которые достойны, мало того, обязаны быть представлены более широкому кругу людей, нежели их постоянная клубная тусовка. Есть Умка, Ира Богушевская, Blues Cousins.

  - Что вы можете сказать о современной российской музыке на основании своего опыта, полученного в "Лаборатории"?

  - Несмотря на то что я с огромным уважением отношусь ко всем коллективам, которые у нас были, большинство из них занимается стилизаторством. Это не банальное копирование группы Rolling Stones или традиционных шотландских волынщиков. Нет. У каждого есть свое, но... черт возьми, действительно мало среди этих групп ярких самородков. Я мог наблюдать, как за три года выросло в огромную армию фолк-движение. К сожалению, никак не выросло, а может быть, уменьшилось число поклонников русского рока.

  К сожалению, все, что у нас звучит на русском, звучит либо как призыв, либо как песня ни о чем. Есть огромное количество коллективов, которые при выдающихся музыкальных способностях, при отличных записях создают песни, которые проносятся мимо, не задевая. Единственное, что я сам переслушивал в последнее время, - это альбом Умки «Ничего страшного». Она тоже стилизатор, но ее песни заставляют задумываться, меня по крайней мере. Василий К. - чудесный стилизатор, а совместил наконец-таки русский рок и иностранное звучание, убойная компиляция Юрия Шевчука и Игги Попа.

  - По большей части в вашей программе участвовали мейнстримовые, форматные коллективы. Пусть они не открывают нового, но они делают приятную, иногда даже веселую музыку. Они ничем не нарушают покой ни слушателей, ни руководителей FM-радиостанций, но все равно не могут пробиться. Все упирается в деньги или в отсутствие оригинальности?

  - Это не задача музыкантов - бегать и куда-то устраивать свои песни. На Западе крупные лейблы имеют свих рекрутеров. Они посещают концерты и выискивают зерна талантов. The Beatles спокойно играли в своей «Пещере» (клуб Cavern), пока их не заметили. И если бы их не заметили, они так бы там и играли. У нас нет рок-продюсеров. Московские артдиректора клубов ведут себя по-хамски. У некоторых есть два ведра: одно для мусора, другое для демозаписей. Некоторые выключают демодиск после десяти секунд прослушивания с возгласом: «Все понятно!» Что им понятно?

  - Это сказка - о том, что на западе все хорошо. Там тоже попса в топе и шоу-бизнес в кризисе из-за пиратства.

  - На западе огромное количество независимых рекорд-компаний. На один Лондон приходится порядка тридцати пяти. Западные компании устраивают музыкантам туры и честно делятся деньгами. «Чем больше вы сыграете концертов, тем нам выгоднее».

  У нас на всю Москву три-четыре независимых лейбла, от которых ничего не зависит. И они не занимаются дистрибьюцией. У наших музыкантов огромные проблемы. Первая - где выпускаться, вторая - как выпускаться и третья - что после этого будет.

  Но еще есть один момент - некоторые музыканты просто ленивы. Группа должна прежде всего понять, что для нее музыка - работа или хобби. Если хобби, то не надо прыгать выше головы. Для того чтобы пробиться, нужно серьезно поработать над качеством звучания, над количеством концертов, обзавестись интернет-страницей и, извините, заниматься периодической торговлей собой. Для этого создается не бизнес-план, но концепция: чего мы хотим своей музыкой добиться. Главное - желание развиваться.

  - А что вы сами теперь будете делать?

  - Музыкальные программы буду делать. Не знаю еще где и не знаю как. Повторять концепт "Лаборатории" не очень бы хотелось. Нужно снова придумывать форму, а заодно и содержание. Интересных групп огромное количество. Интересных песен - несколько тысяч. Но если новая программа и будет выходить, то вряд ли на радио.


Алексей Анциферов, vremya.ru, No.205, 09.11.2007

Additional Info

Last modified on
Rate this item
(2 votes)
kaorniteri

Website: laoris.info Email This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
Login to post comments
back to top

Login or Register

Facebook user?

You can use your Facebook account to sign into our site.

fb iconLog in with Facebook

LOG IN