A+ A A-

Сказки Братьев Гримм (2003)

...Минуло много лет с той поры, как «Детские и домашние сказки» братьев Гримм впервые вышли в свет. Издание было самое скромное и по внешности, и по объему: в книжке было всего 83 сказки, вместо 200, печатаемых в настоящее время...

Сейчас мы встретимся снова с сюжетами и героями нескольких сказок братьев Гримм - на этот раз в блистательном исполнении проекта «Caprice»

grimms-fairy-tales-1865-translation-1912

Tracklist:

Синяя Свечка (34:52)

Храбрый Портной (22:19)

Маленькие Человечки (11:37)

Музыка: Антон Брежестовский

Сценарий, постановка, стихи: Иван Орлов

Музыканты:

Александра Корзина – скрипка
Владимир Бобовников – флейта
Алексей Бажалкин – фагот
Антон Брежестовский – клавишные

Актёры:

Track 01 - Синяя Свечка
От автора, солдат – Иван Орлов
Чёрный человечек, король, стражник – Антон Брежестовский
Принцесса, мальчишка-газетчик – Инна Брежестовская
Ведьма, мальчишка-газетчик – Катя Орлова

Track 02 - Храбрый Портной
От автора, Ганс, второй слуга, второй разбойник – Иван Орлов
Якоб Гримм, великан, первый слуга, третий слуга, первый разбойник – Антон Брежестовский
Торговка вареньем, птица – Инна Брежестовская

Track 03 - Маленькие Человечки
От автора, сапожник – Иван Орлов
Жена сапожника, человечек Мик – Катя Орлова
Человечек Дик – Инна Брежестовская
Человечек Бок – Антон Брежестовский


gravesite-of-brothers-grimm

  Братья Гримм (нем. Bruder Grimm или Die Gebruder Grimm) (Якоб, 4 января 1785 — 20 сентября 1863 и Вильгельм, 24 февраля 1786 — 16 декабря 1859) — немецкие лингвисты и исследователи немецкой народной культуры. Собирали фольклор и опубликовали несколько сборников под названием «Сказки братьев Гримм», которые стали весьма популярными. Совместно с Карлом Лахманном и Георгом Фридрихом Бенеке считаются отцами основателями Германской филологии и Германистики. В конце жизни они занялись созданием первого словаря немецкого языка: Вильгельм умер в декабре 1859 года, завершив работу над буквой D; Якоб пережил своего брата почти на четыре года, успев завершить буквы A, B, C и E. Он умер за рабочим столом, работая над словом нем. Frucht (фрукт).

  Братья Вильгельм и Якоб Гримм родились в городе Ханау. Долгое время жили в городе Кассель.

  Как лингвисты, были одними из основоположников научной германистики. Якоб сформулировал и исследовал закон, впоследствии названный «законом Гримма» о первом германском передвижении согласных.

  Братья составляли этимологический «Немецкий словарь» (фактически общегерманский). Начавшийся в 1852 году выпуск Немецкого словаря был завершён лишь в 1961 году, но и после этого регулярно перерабатывается.

ru.wikipedia.org

grimms-fairy-tales-1883

  «Детские и семейные сказки» (нем. Kinder- und Hausmarchen, KHM) — сборник сказок, собранных в немецких землях и литературно обработанных братьями Якобом и Вильгельмом Гриммами. Первоначально издан в 1812 году. В настоящее время известен под названием «Сказки братьев Гримм» (нем. Grimms Marchen).

  Первый рукописный сборник сказок в 1810 году братья Гримм отослали своему другу Клеменсу Брентано для ознакомления по его настоятельной личной просьбе, но тот его не вернул. Найдена рукопись была лишь через многие годы, уже после смерти братьев, в монастыре траппистов Эленберг в Эльзасе. Ныне она известна как «Эленбергская рукопись 1810 года». В ней содержится 49 сказок, из которых Вильгельмом Гриммом записано 15, а Якобом Гриммом — 27. Эти сказки услышаны непосредственно от сказителей Гессена. Остальные взяты из литературных источников.

  Существовало подозрение, что Брентано опубликует сказки первым, под своим именем, поэтому было решено как можно скорее приступить к изданию собственной книги, с простым оформлением и без иллюстраций, для чтения простого народа.

  В сентябре 1812 года новая рукопись будущего первого тома была послана издателю Реймеру. Изданный 20 декабря 1812 года в Берлине первый том первого издания сборника содержал 86 сказок. Тираж составил всего 900 экземпляров. Во втором томе, отпечатанном в 1814 году, добавилось ещё 70 сказок. Публикации сказок посодействовал Ахим фон Арним, который в 1806—1807 гг. совместно с Брентано уже принял участие в публикации сборника немецких народных песен «Волшебный рог мальчика».

  18 октября 1812 года — «ровно за год до Лейпцигской битвы» (пометка Якоба Гримма), Вильгельмом Гриммом было написано предисловие к их первому изданию:

  Мы считаем за благо, когда случится, что буря или другое бедствие, ниспосланное небом, прибьют к земле весь посев, а где-то возле низкой живой изгороди или кустарника, окаймляющего дорогу, сохранится нетронутое местечко и отдельные колоски останутся там стоять, как стояли. Засияет вновь благодатное солнце, и они будут произрастать, одиноко и незаметно, ничей торопливый серп не пожнет их ради наполнения богатых амбаров, но на исходе лета, когда они нальются и созреют, их отыщут бедные, честные руки и, бережно связав, колосок к колоску, почитая выше, нежели целые снопы, отнесут домой, где они послужат пропитанием на всю зиму, а быть может, дадут единственное семя для будущего посева. Такие же чувства испытываем мы, взирая на богатство немецкой поэзии былых времен и видя, что от столь многого не сохранилось ничего живого, угасло даже воспоминание об этом, и остались лишь народные песни да вот эти наивные домашние сказки. Места у печки, у кухонного очага, чердачные лестницы, ещё не забытые праздники, луга и леса с их тишиной, но, прежде всего безмятежная фантазия — вот те изгороди, что сберегли их и передали от одной эпохи — другой. (фрагмент «Предисловия»)

  Второе издание в двух томах, увидело свет в 1819 году, третья часть выпущена в 1822 году. Всего второе издание, лёгшее в основу первых переводов, содержало 170 сказок, оба тома вышли с титульным листом работы Людвига Гримма, с гравюрой «Братец и сестрица», а также с портретом Доротеи Фиман, одной из сказительниц.

  В 1837 году появилось третье издание; четвёртое — в 1840 г.; пятое — в 1843 г.; шестое — в 1850 г.; седьмое (заключительное) издание опубликовано в 1857 году. Часть сказок была добавлена, некоторые исключены: всего седьмое издание содержало 210 сказок и легенд. Все выпуски были обильно иллюстрированы, сначала Филиппом Грот-Иоганном, а после его смерти в 1892 году — Робертом Лейнвебером.

  Первые выпуски сказок подверглись сильной критике, поскольку, несмотря на своё название «Детские и семейные сказки», эти истории были расценены как не подходящие для детского чтения, по причинам академических информационных вставок и, собственно, по содержанию самих сказок. В последующих исправленных изданиях были, в том числе, удалены фрагменты сексуального характера; например из сказки «Рапунцель» вырезана сценка, когда Рапунцель невинно спрашивает у своей приёмной матери-волшебницы, почему её платье стало обтягиваться вокруг живота, таким образом открыв свою беременность, наступившую из-за её тайных встреч с принцем

  В 1825 году братья Гримм издали сборник Kleine Ausgabe, куда вошли 50 сказок, отредактированные для юных читателей. Иллюстрации (7 гравюр на меди) создал брат-живописец Людвиг Эмиль Гримм. Эта детская версия книги сказок выдержала десять изданий между 1825 и 1858 гг.

  Братья Гримм начали вести регулярные записи сказок с 1807 года, во время своего путешествия по Гессену, продолжили в Вестфалии. Одна из первых записанных Вильгельмом Гриммом сказок является «Приёмыш Богоматери», которую рассказала дочка аптекаря Маргарета Вильд («Гретхен») из Касселя, через год сказками поделилась и её мать — госпожа Вильд. Сестра «Гретхен» Доротея Вильд («Дортхен»), будущая супруга Вильгельма Гримма, рассказала сказки «Гензель и Гретель», «Госпожа Метелица», «Столик-накройся».

  В первом томе 1812 года даны ссылки на источники лишь к 12-ти сказкам. Это литературные сборники XVI—XIX веков. Во втором томе и приложении к нему встречаются примечания: «из Гессена», «из Касселя», «из Ханау», «из Цверена», «из майнских областей». Среди прочих знатоков сказок, давших материал для первого тома, братьями был особенно выделен вклад пастуха овец «на лысых вершинах Брунсберга возле Хёкстера» и престарелого драгунского вахмистра Иоганна Фридриха Краузе в Гоофе под Касселем, у которого братья выменяли истории «на старое платье».

  Некая «старая Мария» поведала сказки «Мальчик-с-пальчик», «Братец и сестрица», «Девушка-безручка», «Красная Шапочка», «Спящая Красавица». По её рассказам, частью близких к сюжетам Шарля Перро, опубликовано 11 сказок в первом томе и одна — во втором. Вероятно, под этим именем скрывается Мария Гассенпфлуг, чья мать происходила из гугенотской семьи Друм из Дофинэ, в доме Марии все свободно разговаривали по-французски. Сказки «Чёрт с тремя золотыми волосками», «Король Дроздобород» — также записаны в семье Гассенпфлуг от дочерей Марии.

  Внесла свой вклад и одна юная сказительница-голландка, дружившая с сестрицей Лоттой Гримм («Лоттхен»), которая и сама поддерживала своих братьев в фольклорных изысканиях, впоследствии выйдя замуж за Людвига Гассенпфлуга, сына Марии (1822 г.).

  Со слов крестьянки Доротеи Фиман (1755—1815 гг.), дочери трактирщика из деревни Цверен, недалеко от Касселя, была записана 21 сказка для второго тома и многочисленные дополнения. Сказительница, сама мать шестерых детей, происходила из семьи французских гугенотов. Ей принадлежат такие сказки как «Гусятница», «Ленивая пряха», «Чёрт и его бабушка», «Доктор Всезнайка».

  Сёстры Дросте-Хюльсгоф также приняли активное участие в наполнении второго тома сказок.

  Сказками «Дух в склянке», «Живая вода», «Королевские дети», «Старуха в лесу», «Шестеро слуг» братья Гримм обязаны баронской семье фон Гакстгаузен.

  Сын пастора Фердинанд Зиберт, преподаватель Фридриховой гимназии в Касселе, после выхода в свет второго тома сказок пополнил последующие издания множеством сказок, в том числе одним из вариантов «Белоснежки».

  Влияние сказок братьев Гримм было огромным, с первого же издания эти чудесные истории завоевали любовь детской аудитории. Популярный англо-американский поэт У. Х. Оден назвал этот труд одним из столпов западной культуры.

  Работа братьев Гримм повлияла на других любителей фольклора, воодушевив их к собиранию сказочных историй и пробудив в них дух романтического национализма, который придавал особую значимость местным народным сказкам и пренебрегал межкультурным влиянием. К этой категории собирателей сказок относились: Александр Николаевич Афанасьев, норвежцы Петер Кристен Асбьёрнсен и Йорген Му, англичанин Джозеф Джейкобс, и Джеремия Кёртин, американец, который собрал ирландские сказки. Реакция на эти сборники не всегда была положительной. Джозеф Джейкобс однажды пожаловался, что английские дети не читают английские сказки; по его собственным словам, «Что Перро начал, то Гриммы закончили».

  В 1826 году В. А. Жуковский перевёл две сказки братьев Гримм на русский язык с французского для журнала «Детский собеседник» («Милый Роланд и девица Ясный Цвет» и «Царевна-шиповник»). Первый полный русский перевод был завершён в 1863—1864 годах. Фольклорист В. Я. Пропп засвидетельствовал о хождении в русской деревне таких сказок братьев Гримм как «Красная Шапочка» и «Бременские музыканты» (не свойственных ранее русским народным сюжетам) исключительно в устной традиции. Влияние сюжетов сказок братьев Гримм также прослеживается в трёх сказках А. С. Пушкина: Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях (KHM 53), Сказка о рыбаке и рыбке (KHM 19) и Жених (KHM 40).

  Сказочные персонажи подвергались множеству различных интерпретаций, в том числе маргинальных, порой с самой неожиданной стороны. К примеру, нацисты в гитлеровской Германии рассматривали Золушку как героиню, принадлежащую к «чистой расе», мачеху как иностранку, а принца — как нацистского героя, обладающего неиспорченным инстинктом распознавания рас. Авторы, писавшие впоследствии правду об ужасах Холокоста, включили некоторые сказки в свои мемуары, как Джейн Йолен в своей книге «Шиповничек» (Briar Rose). После Второй мировой войны даже раздались отдельные голоса, о том, есть ли связь между жестокими сценами в отдельных сказках и зверствами нацистов (например, Карл Приват опубликовал статью «Подготовительная школа жестокости. Обсуждение сказок братьев Гримм.» в берлинском «Der Tagesspiegel» от 7 февраля 1947 г.). Однако якобы существовавший до 1948 года запрет на печатанье сборника сказок братьев Гримм (KHM) в британской зоне оккупации является всего лишь легендой.

  С 2005 года собрание сказок братьев Гримм фигурирует в международном реестре ЮНЕСКО «Память мира».

ru.wikipedia.org


  Жил на белом свете солдат, и был он своему королю верным служакой много и много лет сряду. Когда же война окончилась, и солдат из-за многих полученных им ран не мог более оставаться на службе, король сказал ему: "Ступай домой - ты мне больше не нужен; и денег ты тоже более не получишь, потому что жалованье получает тот, кто может службу нести".

  Вот и не знал солдат, как ему жить да быть: ушел он со службы озабоченный и шел целый день, пока не пришел вечером в лес.

  С наступлением темноты увидел он огонек, приблизился к нему и пришел к дому, в котором жила ведьма. "Приюти ты меня на ночлег и дай что-нибудь поесть да попить, - сказал он, - не то придется мне подохнуть с голода!" - "Ого! - отвечала ведьма. - Где это видано, чтобы хоть что-нибудь давали беглому солдату? Ну, да уж так и быть: я над тобою сжалюсь и приму тебя, если ты исполнишь мое желание". - "А чего ты желаешь?" - спросил солдат. "Чтобы ты мне завтра вскопал мой сад".

  Солдат согласился и весь следующий день работал что есть мочи, но до вечера не мог своей работы закончить. "Вижу, - сказала ведьма, - что ты сегодня не можешь более работать; продержу тебя еще одну ночь, а ты за это завтра наколи мне дров".

  Солдат провозился за этим делом целый день, а вечером ведьма предложила ему остаться у нее еще одну ночь. "Завтра ты выполнишь для меня самую ничтожную работу, - сказала ведьма. - Позади моего дома есть старый колодец, в него упала моя свечка, горит там голубым огоньком и не потухает. Вот ее-то мне и достань оттуда".

  На другой день старуха привела его к колодцу и спустила туда в корзине. Солдат нашел в колодце свечку с голубым огнем и подал ведьме знак, чтобы она его опять вытянула наверх. Она и потянула его, но, когда уж он приближался к краю колодца, ведьма протянула руку и хотела отнять у него свечку. Солдат заметил, что у нее недоброе на уме, и сказал: "Нет, свечи я тебе не отдам прежде, чем почувствую землю под ногами". Тогда ведьма пришла в ярость, спустила его обратно в колодец и ушла прочь.

  Бедняга-солдат упал на сыроватое дно колодца, но не ударился, и свеча в его руке продолжала гореть... Да что в том толку? Он отлично понимал, что придется ему умереть в колодце.

  Посидел он немного пригорюнившись, затем, случайно сунул руку в карман, нашел в нем свою трубочку, до половины набитую табаком. "Ну вот, курну еще разок напоследок!" - подумал он, вытащил трубку из кармана, зажег ее синею свечой и стал курить.

  Когда табачный дым расползся по низу колодца, перед солдатом вдруг появился маленький черненький человечек и спросил его: "Господин, что прикажешь мне?" - "Что я тебе стану приказывать?" - возразил ему солдат в изумлении. "Я все должен выполнить, что ты прикажешь", - отвечал человечек. "Ну, так прежде всего выведи меня из колодца".

  Человечек взял его за руку и повел подземным ходом, не забыв и синюю свечку прихватить с собою. При этом он показал ему сокровища, собранные и снесенные туда ведьмой, и солдат набрал себе в запас столько золота, сколько мог снести.

  Выбравшись на белый свет, солдат сказал человечку: "Теперь ступай, свяжи старую ведьму и сведи ее в суд". Немного спустя ведьма со страшным криком промчалась мимо солдата на дикой кошке, и солдат не успел оглянуться, как человечек вернулся к нему и сказал: "Все исполнено, и ведьма уже качается на виселице! А теперь что прикажешь мне, господин?" - "Сей- час ничего не прикажу, - сказал солдат, - может идти домой; но чуть только кликну тебя, чтобы ты тотчас же был у меня под рукой!" - "И кликать тебе не нужно, - сказал человечек, - стоит только закурить трубочку синею свечою, я тотчас и явлюсь перед тобою".

  Сказал и исчез.

  Солдат вернулся в тот город, в котором он служил. Пришел в лучшую гостиницу, заказал себе отличное платье и велел хозяину гостиницы убрать себе комнату как можно роскошнее.

  Когда комната была готова, солдат призвал к себе черного человечка и сказал: "Я королю служил верой и правдой, а он выгнал меня со службы и заставил голодать - за это хочу отомстить ему". - "Что прикажешь мне делать?" - спросил человечек. "Поздно вечером, когда королевна уже будет в постели, принеси ее сюда сонную, пусть она мне служит как служанка". Человечек сказал: "Для меня это не трудно, а для тебя будет опасно - если об этом прознают, тебе, пожалуй, плохо придется".

  Едва пробило полночь, дверь распахнулась, и человечек внес королевну в комнату солдата. "Ага! Ты здесь! - крикнул солдат. - Изволь-ка сейчас же приниматься за работу! Ступай, принеси сюда половую щетку и вымети комнату!"

  Когда королевна вымела комнату, он подозвал ее к своему стулу, протянул ей ноги и сказал: "Сними с меня сапоги!" - швырнул ей свою обувь, а она вынуждена была сапоги поднять, вычистить и глянец на них навести.

  Она исполняла все, что он приказывал, без прекословия, молча, с полузакрытыми глазами. Как прокричали первые петухи, человечек опять отнес ее в королевский замок и уложил в постель.

  На следующее утро, поднявшись с постели, королевна пошла к отцу своему и рассказала ему, что ей привиделся ночью диковинный сон: "Мне снилось, что кто-то с быстротою молнии перенес меня по всем улицам в комнату к солдату, у которого я должна была заменять служанку и исполнять всякую черную работу - пол мести и сапоги чистить... Хоть это и был только сон, а я все же так утомилась, как будто все это со мною наяву было". - "Это могло происходить с тобою и наяву, - сказал король, - и я тебе дам такой совет: набей полон карман гороху, а в кармане сделай маленькую дырочку; если тебя опять унесут, то горох из твоего кармана про- сыплется и укажет твой след".

  В то время как король все это говорил, человечек присутствовал здесь невидимкою и все слышал.

  Ночью, когда он опять понес спящую королевну через улицы, несколько горошинок действительно просыпалось из ее кармана, но следа никакого не указали, потому что маленький хитрец заранее разбросал много гороха по улицам. И пришлось королевне опять до первых петухов быть служанкой у солдата.

  Король на другой день выслал своих людей, чтобы поискать следов, но это оказалось совершенно напрасно, потому что на всех улицах дети бедняков собирали горох и говорили: "Нынче ночью горох дождем с неба сыпался..."

  Король и сказал: "Надо нам что-нибудь иное придумать; сегодня ты ложись в постель в башмаках и, прежде чем тебя принесут обратно домой, спрячь там, где ты будешь, один из своих башмаков, а я уж сумею отыскать его!"

  Но черный человечек слышал и этот сговор и посоветовал солдату в тот вечер не требовать, чтобы он еще раз принес к нему королевну... "Против этой уловки, - сказал он, - ничего нельзя поделать; а если башмак будет у тебя найден, то тебе плохо придется!" - "Делай, что я тебе приказываю!" - возразил солдат, и королевне пришлось и на третью ночь быть служанкой у солдата, но, прежде чем она была унесена домой, ей удалось один из своих башмаков припрятать под кровать.

  На другое утро король приказал во всем городе разыскивать башмак своей дочери: башмак найден был у солдата, и сам солдат (который по просьбам черного человечка успел уже за ворота города выбраться) был вскоре схвачен и брошен в темницу. Во время своего бегства он позабыл захватить с собою лучшее, что он имел, - синюю свечу и золото, и у него в кармане оказался всего-навсего один дукат.

  В то время, как он, отягощенный цепями, стоял у окна своей тюрьмы, мимо нее проходил один из его бывших товарищей. Он постучал ему в окно, а когда тот зашел в тюрьму, солдат сказал ему: "Будь так добр, принеси мне тот маленький узелок, который я забыл в гостинице, я тебе за это дам дукат". Товарищ сбегал в гостиницу и принес ему узелок. Солдат, оставшись один в тюрьме, тотчас закурил свою трубочку и призвал черного человечка. "Будь покоен, - сказал тот своему повелителю, - и ступай туда, куда они тебя поведут; не тревожься, что бы ни случилось с тобою, не забудь только захватить с собою синюю свечку!"

  На другой день солдата судили, и хотя он ничего дурного не сделал, судьи все же приговорили его к смертной казни.

  Когда его уже вывели на казнь, он стал просить короля оказать ему последнюю милость. "Какую же?" - спросил король. "Дозволь мне перед казнью выкурить еще одну трубочку". - "Пожалуй, хоть три выкури, - сказал король, - но только не думай, что я тебя помилую".

  Тогда солдат вытащил свою трубку, зажег ее от синей свечи, и чуть только пустил два колечка дыма, черный человечек явился перед ним с небольшою дубинкою в руках и сказал: "Что прикажет мне господин мой?" - "Пришиби всех этих судей и их угодников, да и королю не давай спуска за то, что он так дурно поступил со мною".

  И тотчас человечек с быстротою молнии начал носиться взад и вперед, туда и сюда, и кого только он касался своею дубинкою, тот уж валился на землю и ворохнуться не смел.

  Король перепугался, стал просить солдата о пощаде. И ради того только, чтобы тот пощадил его жизнь, отдал ему и королевство свое, и дочку выдал за него замуж в придачу.

Перевод под ред. П.Н. Полевого
Печатается по изданию: "Сказки, собранные братьями Гриммами", Спб, 1895.
Изд. "Алгоритм", 1998. OCR Палек, 1999 г.

  В одном немецком городе жил портной. Звали его Ганс. Целый день сидел он на столе у окошка, поджав ноги, и шил. Куртки шил, штаны шил, жилетки шил.

  Вот как-то сидит портной Ганс на столе, шьет и слышит — кричат на улице:

  — Варенье! Сливовое варенье! Кому варенья?

  «Варенье! — подумал портной.- Да еще сливовое. Это хорошо».

  Подумал он так и закричал в окошко:

  — Тётка, тётка, иди сюда! Дай-ка мне варенья.

  Купил он этого варенья полбаночки, отрезал себе кусок хлеба, намазал его вареньем и стал жилетку дошивать.

  «Вот,- думает,- дошью жилетку и варенья поем».

  А в комнате у портного Ганса много-много мух было — прямо не сосчитать сколько. Может, тысяча, а может, и две тысячи.

  Почуяли мухи, что вареньем пахнет, и налетели на хлеб.

  — Мухи, мухи,- говорит им портной,- вас-то кто сюда звал? Зачем на моё варенье налетели?

  А мухи его не слушают и едят варенье. Тут портной рассердился, взял тряпку да как ударит тряпкой по мухам — семь сразу убил.

  — Вот какой я сильный и храбрый! — сказал портной Ганс.- Об этом весь город должен узнать. Да что город! Пусть весь мир узнает. Скрою-ка я себе новый пояс и вышью на нём большими буквами: «Когда злой бываю, семерых убиваю».

  Так он и сделал. Потом надел на себя новый пояс, сунул в карман кусок творожного сыру на дорогу и вышел из дому.

  У самых ворот увидел он птицу, запутавшуюся в кустарнике. Бьётся птица, кричит, а выбраться не может. Поймал Ганс птицу и сунул ее в тот же карман, где у него творожный сыр лежал.

  Шёл он, шёл и пришёл наконец к высокой горе. Забрался на вершину и видит — сидит на горе великан и кругом посматривает.

  — Здравствуй, приятель,- говорит ему портной.- Пойдём вместе со мной по свету странствовать.

  — Какой ты мне приятель! — отвечает великан.- Ты слабенький, маленький, а я большой и сильный. Уходи, пока цел.

  — А это ты видел? — говорит портной Ганс и показывает великану свой пояс.

  А на поясе у Ганса вышито крупными буквами: «Когда злой бываю, семерых убиваю».

  Прочитал великан и подумал: «Кто его знает — может, он и вправду сильный человек. Надо его испытать».

  Взял великан в руки камень и так крепко сжал его, что из камня потекла вода.

  — А теперь ты попробуй это сделать,- сказал великан.

  — Только и всего? — говорит портной.- Ну, для меня это дело пустое.

  Вынул он потихоньку из кармана кусок творожного сыра и стиснул в кулаке. Из кулака вода так и полилась на землю.

  Удивился великан такой силе, но решил испытать Ганса ещё раз. Поднял с земли камень и швырнул его в небо. Так далеко закинул, что камня и видно не стало.

  — Ну-ка, — говорит он портному, — попробуй и ты так.

  — Высоко ты бросаешь,- сказал портной.- А всё же твой камень упал на землю. Вот я брошу, так прямо на небо камень закину.

  Сунул он руку в карман, выхватил птицу и швырнул её вверх. Птица взвилась высоко-высоко в небо и улетела.

  — Что, приятель, каково? — спрашивает портной Ганс.

  — Неплохо, — говорит великан. — А вот посмотрим теперь, можешь ли ты дерево на плечах снести?

  Подвёл он портного к большому срубленному дубу и говорит:

  — Если ты такой сильный, так помоги мне вынести это дерево из лесу.

  — Ладно,- ответил портной, а про себя подумал: «Я слаб, да умён, а ты глуп, да силён. Я всегда тебя обмануть сумею».

  И говорит великану:

  — Ты себе на плечи только ствол взвали, а я понесу все ветви и сучья. Ведь они потяжелее будут.

  Так и сделали. Великан взвалил себе на плечи ствол и понес. А портной вскочил на ветку и сел на нее верхом. Тащит великан на себе всё дерево, да ещё и портного в придачу. А оглянуться назад не может — ему ветви мешают. Едет портной Ганс верхом на ветке и песенку поет:

    — Как пошли наши ребята
    Из ворот на огород…

  Долго тащил великан дерево, наконец устал и говорит:

  — Слушай, портной, я сейчас дерево на землю сброшу. Устал я очень. Тут портной соскочил с ветки и ухватился за дерево обеими руками, как будто он всё время шёл позади великана.

  — Эх ты! — сказал портной великану. — Такой большой, а силы, видать, у тебя мало.

  Оставили они дерево и пошли дальше. Шли, шли и пришли наконец в пещеру. Там у костра сидели пять великанов, и у каждого в руках было по жареному барану.

  — Вот,- говорит великан, который привел Ганса,- тут мы и живём. Забирайся-ка на эту кровать, ложись и отдыхай.

  Посмотрел портной на кровать и подумал: «Ну, эта кровать не по мне. Чересчур велика».

  Подумал он так, нашёл в пещере уголок потемнее и лег спать. А ночью великан проснулся, взял большой железный лом и ударил с размаху по кровати.

  — Ну, — сказал великан своим товарищам, — теперь-то я избавился от этого силача.

  Встали утром все шестеро великанов и пошли в лес деревья рубить. А портной тоже встал, умылся, причесался и пошёл за ними следом.

  Увидели великаны в лесу Ганса и перепугались. «Ну,- думают,- если мы даже ломом железным его не убили, так он теперь всех нас перебьёт».

  И разбежались великаны в разные стороны.

  А портной посмеялся над ними и пошёл куда глаза глядят.

  Шёл он, шёл и пришёл наконец к ограде королевского дворца. Там у ворот лёг на зелёную траву и крепко заснул.

  А пока он спал, увидели его королевские слуги, наклонились над ним и прочитали у него на поясе надпись: «Когда злой бываю, семерых убиваю».

  — Вот так силач к нам пришёл! — сказали они.- Надо королю о нём доложить.

  Побежали королевские слуги к своему королю и говорят:

  — Лежит у ворот твоего дворца силач. Хорошо бы его на службу взять. Если война будет, он нам пригодится.

  Король обрадовался.

  — Верно,- говорит,- зовите его сюда.

  Выспался портной, протёр глаза и пошёл служить королю.

  Служит он день, служит другой. И стали королевские воины говорить друг другу:

  — Чего нам хорошего ждать от этого силача? Ведь он, когда злой бывает, семерых убивает. Так у него и на поясе написано.

  Пошли они к своему королю и говорят:

  — Не хотим служить с ним вместе. Он всех нас перебьёт, если рассердится. Отпусти нас со службы.

  А король уже и сам пожалел, что взял такого силача к себе на службу. «А вдруг,- думал он,- этот силач и в самом деле рассердится, воинов моих перебьет, меня зарубит и сам на мое место сядет?.. Как бы от него избавиться?»

  Позвал он портного Ганса и говорит:

  — В моём королевстве в дремучем лесу живут два разбойника, и оба они такие силачи, что никто к ним близко подойти не смеет. Приказываю тебе найти их и одолеть. А в помощь тебе даю сотню всадников.

  — Ладно,- сказал портной.- Я, когда злой бываю, семерых убиваю. А уж с двумя-то разбойниками я и шутя справлюсь.

  И пошёл он в лес. А сто королевских всадников за ним следом поскакали.

  На опушке леса обернулся портной к всадникам и говорит:

  — Вы, всадники, здесь подождите, а я с разбойниками сам справлюсь.

  Вошёл в чащу и стал оглядываться кругом.

  Видит — лежат под большим деревом два разбойника и так храпят во сне, что над ними ветки колышутся. Портной, не долго думая, набрал полные карманы камней, залез на дерево и стал сверху бросать камни в одного разбойника. То в грудь попадёт ему, то в лоб. А разбойник храпит и ничего не слышит. И вдруг один камень стукнул разбойника по носу. Проснулся разбойник и толкает своего товарища в бок:

  — Ты чего дерёшься?

  — Да что ты! — говорит другой разбойник.- Я тебя не бью. Тебе это, видно, приснилось.

  И опять они оба заснули.

  Тут портной начал бросать камни в другого разбойника.

  Тот тоже проснулся и стал кричать на товарища:

  — Ты чего это в меня камни бросаешь? С ума сошёл?

  Да как ударит своего приятеля по лбу!

  А тот — его.

  И стали они драться камнями, палками и кулаками. И до тех пор дрались, пока друг друга насмерть не убили.

  Тогда портной соскочил с дерева, вышел на опушку леса и говорит всадникам:

  — Дело сделано, оба убиты. Ну и злые же эти разбойники! И камни они в меня швыряли, и кулаками на меня замахивались, да что им со мной поделать? Ведь я, когда злой бываю, семерых убиваю!

  Въехали королевские всадники в лес и видят: верно, лежат на земле два разбойника. Лежат и не шевелятся — оба убиты.

  Вернулся портной Ганс во дворец к королю.

  А король хитрый был. Выслушал он Ганса и думает: «Ладно, с разбойниками ты справился, а вот сейчас я тебе такую задачу задам, что ты у меня в живых не останешься».

  — Слушай,- говорит Гансу король,- поди-ка ты теперь опять в лес, излови свирепого зверя-единорога.

  — Изволь, — говорит портной Ганс, — это я могу. Ведь я, когда злой бываю, семерых убиваю. Так с одним-то единорогом я живо справлюсь.

  Взял он с собою топор и верёвку и опять пошел в лес.

  Недолго пришлось портному Гансу искать единорога — зверь сам к нему навстречу выскочил, страшный, шерсть дыбом, рог острый, как меч.

  Кинулся на портного единорог и хотел было проткнуть его своим рогом, да портной за толстое дерево спрятался. Единорог с разбегу так и всадил в дерево свой рог. Рванулся назад, а вытащить не может.

  — Вот теперь-то ты от меня не уйдёшь!- сказал портной, набросил единорогу на шею верёвку, вырубил топором его рог из дерева и повёл зверя на верёвке к своему королю.

  Привёл единорога прямо в королевский дворец.

  А единорог, как только увидел короля в золотой короне и красной мантии, засопел, захрипел. Глаза у него кровью налились, шерсть дыбом, рог, как меч, торчит. Испугался король и кинулся бежать. И все его воины за ним. Далеко убежал король — так далеко, что назад дороги не нашел.

  А портной стал себе спокойно жить да поживать, куртки, штаны и жилетки шить. Пояс он на стенку повесил и больше ни великанов, ни разбойников, ни единорогов на своем веку не видал.

пер. пересказ А. Введенского под ред. Полевого

  Жил на свете сапожник. Денег у него совсем не было. И так он наконец обеднел, что остался у него всего только один кусок кожи на пару сапог. Выкроил под вечер он из этой кожи заготовки для сапог и подумал: "Лягу я спать, а утром встану пораньше и сошью сапоги".

  Так он и сделал: лег и уснул. А утром проснулся, умылся и хотел садиться за работу — сапоги шить. Только смотрит, а работа его уже готова — сшиты сапоги.

  Очень удивился сапожник. Он не знал даже, как такой случай можно объяснить.

  Взял он сапоги и стал их внимательно рассматривать. Как хорошо были они сработаны! Ни одного стежка не было неверного. Сразу было видно, что искусный мастер те сапоги шил. А скоро нашелся и покупатель на сапоги. И так они ему понравились, что заплатил он за них большие деньги. Смог теперь сапожник купить себе кожи на две пары сапог. Скроил он вечером две пары и думает: "Лягу я сейчас спать, а утром встану пораньше и начну шить".

  Встал он утром, умылся, смотрит — готовы обе пары сапог. Покупатели опять скоро нашлись. Очень им понравились сапоги. Заплатили они сапожнику большие деньги, и смог он купить себе кожи на целых четыре пары сапог. На другое утро и эти четыре пары были готовы. И так пошло с тех пор каждый день. Что скроит вечером сапожник, то к утру уже бывает сшито.

  Кончилась у сапожника бедная да голодная, жизнь. Однажды вечером скроил он, как всегда, сапоги, но перед сном вдруг говорит своей жене:

  — Слушай, жена, что, если сегодня ночью не ложиться спать, а посмотреть, кто это нам сапоги шьет?

  Жена обрадовалась и сказала:

  — Конечно, не будем ложиться, давай посмотрим.

  Зажгла жена свечку на столе, потом спрятались они в углу под платьями и стали ждать.

  И вот ровно в полночь пришли в комнату маленькие человечки. Сели они за сапожный стол, взяли своими маленькими пальчиками накроенную кожу и принялись шить.

  Они так проворно и быстро тыкали шилом, тачали да постукивали молотками, что сапожник от изумления не мог отвести от них глаз. Они работали до тех пор, пока не сшили все сапоги. А когда последняя пара была готова, спрыгнули человечки со стола и сразу исчезли.

  Утром жена сказала мужу:

  — Маленькие человечки сделали нас богатыми. Надо и нам сделать для них что-нибудь хорошее. Приходят человечки к нам по ночам, одежды на них нет, и, наверно, им очень холодно. Знаешь, что я придумала: сошью-ка я каждому из них курточку, рубашечку и штанишки. А ты им сапожки смастери.

  Выслушал ее муж и говорит:

  — Хорошо ты придумала. То-то они, верно, обрадуются!

  И вот однажды вечером положили они свои подарки на стол вместо выкроенной кожи, а сами опять спрятались в углу и стали ждать маленьких человечков.

  Ровно в полночь, как всегда, пришли в комнату маленькие человечки. Они прыгнули на стол и хотели сразу же приняться за работу. Только смотрят — на столе вместо скроенной кожи лежат красные рубашечки, костюмчики и стоят маленькие сапожки.

  Сперва удивились маленькие человечки, а потом очень обрадовались.

  Быстро-быстро надели они свои красивые костюмчики и сапожки, затанцевали и запели:

    — Хороши у нас наряды,
    Значит, не о чем тужить!
    Мы нарядам нашим рады
    И сапог не будем шить!

  Долго пели, танцевали и прыгали маленькие человечки через стулья и скамейки. Потом они исчезли и больше уже не приходили шить сапоги. Но счастье и удача с тех пор не покидали сапожника во всю его долгую жизнь.

Перевод с немецкого А. Введенского под редакцией С. Маршака

Additional Info

Last modified on
Rate this item
(0 votes)
Laoris.Info Team

Email This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
More in this category: Northern Lights (2004) »
Login to post comments
back to top

Login or Register

Facebook user?

You can use your Facebook account to sign into our site.

fb iconLog in with Facebook

LOG IN