A+ A A-

"KISMET" (final edition, DVD, 2002, 2010, Shusei Nishi)

  Среди более чем насыщенного потока кинопродукции последних лет фильм "Kismet" прошёл практически незамеченным.

  Отказавшись от самой идеи сценария как такового, и взяв основной темой фильма смысл музыкального творчества и его мотивацию, выпускник московского ВГИК-а Shusei Nishi посвятил свою работу четырём музыкальным коллективам: "CAPRICE" и "MOON FAR AWAY" из России, и "JACK OR JIVE" и "EXIAS-J" из Японии.

  Японский режиссёр интуитивно выбрал пожалуй самых настоящих и искренних Творцов в самом возвышенном из всех искусств - в музыке.

  Поэтому совершенно неудивительно, что фильм остался абсолютно неизвестным широкой аудитории.

kismet-cover-1

Musical works in this film:

01. Shin-Ichiro Kanda "Vanity of vanities"
02. Caprice "Blues" (composed by A.Brejestovski)
03. Caprice "Amroth and Nimrodel" (composed by A.Brejestovski)
04. Caprice "To My Sister" (composed by A.Brejestovski)
05. quartette "4 poems of Daniil Andreev" (composed by A.Brejestovski)
06. Exias-J "Roses in the mists" (composed by H.Kondo & T.Tanikawa)
07. Exias-J "Fabric of a dream" (composed by T.Nakamizo)
08. Exias-J "Prayer in the dark" (composed by S.I.Kanda)
09. Moon Far Away "Ici-Haut/Hevelius" (composed by C.Ash)
10. Moon Far Away "Hymn" (composed by C.Ash)
11. Moon Far Away "Schlaflied" (composed by C.Ash)
12. Moon Far Away "Dezember der zeiten" (composed by C.Ash)
13. Jack Or Jive "Nostalgia" (composed by Chako)
14. Jack Or Jive "Tears of blood" (composed by Chako)
15. Caprice "Nothing will die" (composed by A.Brejestovski)

 


kismet-cover-2

"KISMET"

режиссер Sushei Nishi, Япония, 2002


  Kismet the Sushei Nishie film, этими словами заканчивается фильм. Фильм, повествующий о четырех талантливых командах: Caprice, Moon Far Away, Exias-J, Jack or Jive. И фильм, который тем не менее, не является лишь документальной лентой, но, выходя за рамки жанра, представляет собой попытку исследования природы музыки, как таковой. Попытку оригинальную и интересную, и главное основанную на превосходном "опытном материале".

  Фильм начинается с повествования о московском ансамбле Caprice. Кадры многолюдного Токио сменяются съемками одного из давних концертов группы. Суетная жизнь японской столицы явно контрастирует с уютной атмосферой московского клуба, на сцене которого исполняются композиции с альбома “Elvenmusic”. Восхитительный голосок солистки сменяется гулом машин и стуком шагов о бетонные улицы индустриального Токио. Видимо, этим пассажем режиссер стремился выразить чувства, обуревавшие его в момент возвращения в Москву в 2002 году. Что и показано в следующем эпизоде: Сюсей Ниси приходит домой в Антону Брежестовскому (лидеру Caprice) словно в гости в старому другу. И с этого начинается повествование о жизни Антона, которое плавно выливается в разговор о сути музыкального творчества и его мотивации. В разговор о прекрасном и ужасном в музыке, о божественном и дьявольском. И, конечно, о том, как воплощаются в творчестве эти архетипичные тенденции. Словам сопутствуют концертные съемки Caprice, живо иллюстрируя все то о чем говорит Антон. Далее, следует пассаж о тоталитаризме в искусстве и фрагмент выступления квартета с емким (но концептуальным) названием "Четыре стихотворения Даниила Андреева для домры и фортепьяно". Участники квартета - музыканты Caprice. Звучит трогательная и тревожная музыка. Композиция называется "Evacuation the leader the mausoleum in 1941", инструменты звучат все быстрее и быстрее, постепенно нагнетая атмосферу нервозности и беспокойства. А к завершению уже выражают неподдельный страх (видимо, то самое дьявольское о котором говорил Антон). На этом рассказ об ансамбле Caprice закончен. Но тема исследования творчества находит свое продолжение в повествовании о японских музыкантах Exias-J. Которое открывается беседой с американской флейтисткой Эмью и демонстрацией различных духовых интрументов. Начиная европейскими флейтами и заканчивая японскими бамбуковыми шикухачи. Которые сама Эмью признает близкими к природе, в противовес европейской "музыкальной механике". Эмью - профессиональный музыкант и участница Exias-J. Experimental Improvissation Associacion of Japan. Длинное и весьма экстравагантное название, но полностью оправдывающее себя. Свободный союз профессиональных музыкантов, лишь формально объединенный под началом одного человека.  Усталость от стандартов формы и стремление выйти за рамки стилевых ограничений, выразив суть интументальной музыки -- это послужило причиной возникновения ассоциации. Путь к этому - импровизация и эксперимент. Но импровизация и эксперимент не должны превращатся в какофонию и хаос, поэтому у ассоциации есть лидер. Который подобно капитану ведет своих подопечных сквозь музыкальное море, режиссируя сложный процесс синхронного плаванья и океане звука. Об этом и идет речь в разговоре режиссера и лидера группы. Рассказывает он также о том, что успел переслушать тысячи альбомов различных направлений и уловил в них нечто общее. Суть музыкального искусства, приблизится к которой вплотную он и стремится путем свободной импровизации. Здесь мы видим подход к творчеству совершенно отличный от того, что исповедывают Caprice... или схожий?

kismet-screen-caprice
  Продолжается "российская" часть повествования. Поезд прибывает в Архангельск и чудо синематографа сразу же переносит зрителя на выставку художника, демонстрирующего искусство поморья. Выставка проходит в архангельском арт-центре, в котором также состоится событие, сподвигшее японца отправится за тридевять земель в русский город ангелов. Концерт Moon Far Away. Съемки выступления сопровождаются интервью с Count Ash. Проходит оно в том же ключе, что и разговор с предыдущими музыкантами. Искусство - всегда религиозно, о чем, по мнению лидера Moon Far Away, часто забывают. Искусство, призвано славить Творца и служить связующим звеном между идеальным и материальным. А человек - безмолвный проводник эманаций божественного. Таким образом, если в первой части фильма речь шла о творчестве в категориях эстетики, то во второй половине разговор о музыке приобретает явно религиозный, мистический оттенок. Искусство становится алхимией. Сакральным процессом, в котором руку творца направляют ангелы. Такой подход, находит продолжение в общении со следующей группой - японцами Jack or Jive. Но в нем уже окрашивается в прохладные тона восточной созерцательности. Вокалистка Chako говорит, что все ее творчество является не чем иным, как результатом мистического опыта. И в качестве примера такового приводит смерть собственной бабушки, точнее, - свои переживания с оной связанные. В подробностях описывая свои ощущения, вызваные наблюдением человеческой смерти. Наблюдением того, как жизнь медленно покидает тело, а лицо постенно приобретает выражение безбрежного спокойствия, свойственное лику Будды. И сама Chako рассказывает об этом с типичным для востока спокойствием и созерцательностью. Минимум эмоций и отрешенная холодность познания. В конце добавляет, что именно в тот день она поверила в Бога. Не в конкретную религиозную концепцию, но скорее в абстрактный собирательный образ. Бога, чей лик можно разглядеть на лице умирающего, а вдохновение - находится на границе жизни и смерти. В этот момент, в памяти сами собой всплывают слова из одного старого интервью Moon Far Away. Слова о том, что "искусство - способность бесстрашно взглянуть в глаза смерти".

  Конец фильма. Кино оставило приятное чувство одухотворенности и однозначно рекомендуется к просмотру. Как было сказано в начале, целью ленты является исследование (по крайней мере, я так понял). Стремление показать творчество не только, как его конечный результат. Но, как непрерывный жизненный процесс и философию бытия. Что и было сделанно с позиции четырех отличных друг от друга точек зрения. А интервью с последней группой явилось своего рода итогом и жирной точкой поставленной в конце повествования. Но сам фильм является не только документальной лентой, но также обладает и художественной ценностью. Видеоряд сам по себе представляет немалый интерес, но тем не менее, не отвлекает зрителя от непосредственного содержания ленты.

(seidr.woods.ru)


kismet-screen-caprice

Интервью

Кинорежиссер из Японии нашел источник вдохновения в Архангельске

  Японский кинорежиссер Сюсей Ниси только что закончил работу над своим новым документальным фильмом Кисмет , часть которого снималась автором в Архангельске в июне этого года во время проведения арт-фестиваля "Искусство XXI века ". Для этого он специально проделал неблизкий путь из Японии. Выпускник московского ВГИКа, режиссер посвятил свою новую работу российским и японским друзьям-музыкантам: камерному ансамблю CAPRICE из Москвы, архангельской готической группе MOON FAR AWAY, и своим землякам JACK OR JIVE и EXIAS-J. Слово кисмет по-турецки означает судьба или фатальность, именно этим многозначным термином автор характеризует свою встречу с творчеством этих музыкальных коллективов. При создании фильма Сюсей Ниси отказался от киноформата, в котором были сняты его предыдущие работы, с успехом прошедшие на нескольких международных фестивалях.

  - Это мой второй законченный фильм на видео, - рассказывает Сюсей, - мой первый опыт с этим форматом, Цветок гармонии, тоже документальный. Для меня видео удобное средство для моментальной съемки того, что на меня очень сильно воздействует, или средство для экономного воплощения сложного звукозрительного образа, основанного на сугубо личном мироощущении. Средство фиксации действительности и фантазии одновременно, их синтез на высшем уровне. Документальный фильм как жанр авторского кино может использовать обе эти специфики полностью, поэтому для кинематографиста творчество в этой области - идеально.

kismet-screen-caprice-inna-brejestovskaya

  - Какова дальнейшая судьба фильма фестивали, прокат, и т.д.

  - Пока не известно. Надеюсь, он получит то, чего стоит.

  - Главная составляющая фильма рассказ о российских готических группах MOON FAR AWAY и CAPRICE, а также японских классиках этого направления JACK OR JIVE. Какую роль в вашей жизни сыграла так называемая готическая субкультура? Почему она вам интересна?

  - Когда-то я случайно попал на российский готический портал в Интернете, и уже тогда заметил, что там есть много из того, что меня сильно привлекало и раньше живопись северного романтика Каспара Давида Фридриха, стихи русских символистов. И мне кажется, что современная так называемая готическая субкультура в лучших его представителях наследует традицию символизма в широком смысле. На меня повлияло символическое искусство вообще, и те элементы, которые были мне интересны в современной готике , будь то музыка, живопись, или кино, все они есть и в символизме подчеркнуто острое чувство формы и красоты, дистанция по отношению к повседневной жизни, богоискательство через творческий акт, трагическое мироощущение перед лицом духовного катаклизма.

  - Что повлияло на ваш выбор именно этих музыкантов для своего фильма? Почему именно они приняли в нем участие?

  - Нельзя сказать, что они приняли участие в моем фильме, это я немного вмешался в их жизнь. Я искал, не только как кинематографист, но и просто как человек, желающий постичь тайну и смысл Творчества, интуитивно выбирал для фильма самых бескорыстных Творцов самом возвышенном искусстве музыке. Но только из тех, знакомство с которыми предназначено, как мне казалось, судьбой. Конечно, это не означает, что между нами существует одинаковое понимание этой судьбы. Мы соприкоснулись в нужных моментах для меня это было именно так, и не только для съемок фильма: в моей жизни встречи с авторами настоящих произведений искусства вообще играли и играют большую роль. Они могут быть покойные, как Бах, Тарковский, Куросава и Фридрих, могут быть живые, как московский ансамбль CAPRICE и архангельский МOON FAR AWAY.

("Известия" Архангельск, 27.08.2002, alt-arts.com)


kismet-screen-caprice-anton-brejestovski

Интервью

Белые ночи в японском исполнении

  Японский режиссер Сюсей Ниси 21 июня закончил фильм "Ритуал Белой Ночи" об архангельской группе Moon Far Away. Это второй фильм японского режиссера, в котором представлено творчество архангельских музыкантов. Поскольку японцы очень трепетно относятся к нумерологии, съемки фильма "Ритуал Белой Ночи" начались 21 июня 2002 года и закончились через 365 дней.

  Сюсей Ниси родился в городе Комацу, что находится в центре острова Хонсю. Занимался исследованиями в области киноискусства. В последствие предметом изучения Сюсея Ниси стало современное русское кино, в частности, запрещенное во времена Советского Союза, и кино перестроечного периода. Чтобы продолжить исследования, Сюсей поступил во ВГИК, где увлекся режиссурой и самостоятельно стал снимать фильмы.

  - Сюсей, как вы познакомились с творчеством Moon Far Away, чем вас привлекла их музыка?

  - Однажды я попал на сайт "Russian Gothic Project" и там нашел признаки субкультуры, то есть замаскированной, стилизованной высокохудожественной культуры. У одного американского дистрибьютора я приобрел компакт-сборник "Edge of the Night" - интереснейшую компиляцию русской готики. Моя интуиция или судьба сразу решила, что мне надо слушать больше произведений этого направления. В частности, музыку Moon Far Away, песня которой оставила у меня сильное впечатление. Трагичное ощущение и явная реминисценция средневековой христианской культуры в сочетание с шаманским стилем исполнения. Это очевидный признак глубокого размышления над тем, как искусство сейчас может передать людям вечную истину. Это образец стратегии субкультуры, встретившийся с духом серьезного художника. Конечно, тогда я не так четко анализировал свои ощущения, а просто следил за своей интуицией. Потом я прослушал полные их альбомы "SATOR" и "Lado World", чтобы убедиться в этой интуиции.

  - Как вам работалось в Архангельске на съемках двух фильмов?

  - Первый фильм "КИСМЕТ" был для меня своего рода экспериментом, потому что у него вообще не было сценария. Даже когда во ВГИКе я снимал короткие документальные фильмы, сценарии к ним все-таки писал. Но такой "бессценарный" подход пришел от самой идеи фильма - снимать документальное кино о музыке по принципу свободной импровизации, при этом имея в виду провиденциальную силу, действующую над жизнью всех художников. Так я попал в Архангельск без особого знания о нем. Впечатления от самого города и северной российской природы были очень сильные, так как раньше я никогда не был на Севере и почти ничего не знал о нем. Этот момент "знакомства" дал фильму трепетный тон, когда история разворачивается во время путешествия в Архангельск.

  А второй фильм о Moon Far Away - это совсем другой эксперимент. Основной материал для "Ритуала Белых Ночей" был снят во время работы над "КИСМЕТ" и здесь задача была в наборе и монтаже видео и фотоматериалов в соответствие с идеей фильма - четко и лаконично показать сущность и уникальность музыкального творчества MFA.

  - Изменились ли ваши впечатления о Moon Far Away при личном знакомстве?

  - В сущности, мои впечатления и понимание этой группы не изменилось. Просто они стали глубже и богаче как жизненный опыт.

  - Фильм подразумевает две равноправные составляющие - видео и музыку. Насколько гармонично они уживаются на экране?

  - И в "КИСМЕТЕ" и в "Ритуале Белой Ночи" я использовал разные приемы для параллельного развития звука и изображения. В результате получилась необычная смысловая насыщенность экранного образа. Мне кажется, что это не мешает зрителям получить художественную информацию. В какой-то момент отступает музыка, в какой-то - изображение, а в третьем случае они действуют на равных правах. Музыка и изображение не противоречат. Они дополняют друг друга как разные линии в полифонической музыке.

  - А ваши музыкальные пристрастия?

  - Раньше вообще любил классиков, особенно немецких. Но когда-то я стал слушать современную музыку почти всех жанров и стран. Потом осталось небольшое количество композиторов и музыкантов, о которых я могу сказать как о "любимых". Я вообще предпочитаю музыку, за которой чувствуется вдохновение или вера. Эти категории важнее, чем таланты композиторов. Стиль, время, имя автора - не существенны для любви к музыке. Если же говорить об эстетической стороне, то мне нравится музыка образно ясная, имеющая четкую форму и не гордящаяся виртуозностью. Поп-музыку я не люблю в принципе.

  - Какова будет дальнейшая судьба ваших фильмов? Будете ли вы участвовать в фестивалях или профессиональных конкурсах?

  - Никому не известно, как на сегодняшних кинофестивалях они будут приняты, и каковы требования для национальных авторских фильмов. К тому же мое стремление к субкультурному искусству, видимо, анахронично в постмодернистской среде. А вот субкультурная среда может принимать эти фильмы без предрассудков. Сейчас надежда для независимого авторского кино только в таких фестивалях и в таких зрителях, которые признают огромное значение субкультуры в новой эпохе художественного творчества.

(Независимое обозрение - Архангельск, 24.07.2003, А.Скребцова, arhpress.ru)


kismet-screen-moon-far-away

Отрывок из интервью с MOON FAR AWAY

  - Расскажите о Вашем сотрудничестве с японским режиссером Сюсеем Ниси (Shusei Nishi). Что это были за фильмы? Что вы друг в друге нашли? Японская и русская традиции – на первый взгляд не очень близки. Как происходил «межкультурный диалог»? Не возникало ли проблем с пониманием друг друга?

  - Мы познакомились с Сюсеем случайно. Через Антона Брежестовского из CAPRICE он услышал музыку MFA, она ему понравилась, и он написал мне письмо на не очень правильном русском, в котором все это и рассказал. Сначала мне эта история показалась не совсем правдоподобной, или даже чьим-то розыгрышем – однако позже все оказалось реальным. Сюсей окончил режиссерский факультет ВГИКа, хорошо изъясняется по-русски – и, я бы сказал, за время своей жизнь в России во многом воспринял нашу культуру, она стала частью его мира. Он снял в России несколько фильмов, очень красивых, философских и практически без текста. И однажды я уже встречал его в Архангельске, куда он приехал в одиночку (1200 километров в незнакомой стране – это достаточно серьезный шаг для любого иностранца) для того, чтобы снять наш очередной концерт и пообщаться. Затем эти кадры вошли в его потрясающий 70-тиминутный фильм ”Kismet” с сюжетами о CAPRICE, удивительном японском ethereal-коллективе JACK OR JIVE, и японской же авангардно-джазовой группе EXIAS-J. Этот фильм как бы связал нас всех воедино – мы до сих пор общаемся и с Сюсеем, и с JACK OR JIVE. А EXIAS-J позже даже приехали в Архангельск со своим концертом. Такие вот странные и интересные встречи случаются иногда в жизни. Затем Сюсей смонтировал еще один фильм, посвященный уже исключительно MFA – “The Ritual Of White Night”. Надеюсь, что в нынешнем августе мы встретимся с ним снова – на сей раз в Литве.

  Несмотря на то, что японский менталитет не похож вообще ни на один другой в мире, общаться с Сюсеем было очень легко и приятно. Он открытый человек, горящий искренним желанием познать чужую культуру, но при этом остающийся стопроцентным носителем своей. При первой встрече с ним мы обменялись несколькими именами – я называл дорогих для меня японцев-творцов, он – русских. Через полминуты все было прекрасно – мы говорили на одном языке.

(vlsj.livejournal.com)


Last modified on
Rate this item
(1 Vote)
kaorniteri

Website: laoris.info Email This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
More in this category: Angel with a Trumpet (1998) »
Login to post comments
back to top

Login or Register

Facebook user?

You can use your Facebook account to sign into our site.

fb iconLog in with Facebook

LOG IN